Про Нобелевскую премию, тухлый продукт, перевод и фильм «Гладиатор»

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Козьма Прутков
 

 
Я очень люблю актера Рассела Кроу, но фильм «Игры разума» (“The Beautiful Mind”) мне понравился не только из-за замечательной актерской игры, раскрывающей потрясающую человеческую драму. Этот фильм – также популяризация того факта, что вопросы экономики являются сложнейшими математическими проблемами современности, достойными внимания гения и Нобелевской премии.
 
Но даже на Западе, где экономическая наука значительно развита и активно использует самый современный, наисложнейший математический аппарат, приложения уже достигнутых знаний и методик к отрасли переводов отсутствуют. Дело в том, что перевод и локализация – рынок сравнительно небольшой, и поэтому он привлекает меньше внимания исследователей-экономистов. В США, например, имеется огромное количество работ по теории игр и статистических и информационных исследований в области рынков недвижимости, розничной торговли или автомобильной отрасли (не говоря уже про финансовые рынки), однако отрасль переводов остается обделенной вниманием.
 
В итоге во всем мире в области переводов и локализации участникам отрасли часто приходится ломать голову над вопросами, которые давно уже изучены, и заново изобретать велосипед, пытаясь решить проблемы, для которых уже найдено решение в других областях человеческой деятельности.
 
Так, мы годами обсуждаем проблему постоянного снижения цен на рынке переводов и вопрос соотношения цены и качества переводов, имея столько мнений, сколько существует участников обсуждения. Приводятся аргументы из области переводов, расчеты «справедливой» цены и масса других доводов. А между тем есть законы, общие для всех рынков, которые действуют независимо от того, знаем мы про них или нет, и игнорирование этих законов экономики может иметь весьма печальные последствия. Тем, кто изучал проблемы обратных аукционов, знаком, например, феномен «проклятия победителя», когда приз достается тому, кто даст самую низкую цену; к сожалению, при этом оказывается, что победитель практически всегда предлагает цену ниже своей себестоимости. А слышали ли потребители переводческих услуг когда-нибудь о том, что такое рынки с ассиметричной информацией? Такие рынки давно изучены экономистами и тоже имеют прямое отношение к нашей отрасли.
 
Предположим, например, что вы хотите купить автомобиль и посещаете двух ближайших дилеров – один продает подержанные машины за 14 000 долларов, а другой – за 7 000 долларов. И большинство предложений других дилеров укладываются в этот диапазон. Видимой разницы между автомобилями нет. Какой вывод делаете вы? Вы считаете, что раз разброс цен находится в пределах от 7 000 до 14 000, то средняя цена находится в районе 10 500 и ищете автомобиль примерно за эту цену. А между тем ситуация на рынке такова, что качественный автомобиль нельзя купить дешевле 12 000 тысяч долларов. Все, что дешевле 12 000 долларов – это товар, о котором вам не все сказали: либо машина битая, либо салон пахнет и запах удален только на короткое время продажи, либо ходовая часть «убита», но вы не можете обнаружить это сами при осмотре, это проявится только через пару месяцев после покупки. Вы находитесь в ситуации, когда у продавца намного больше информации о товаре, чем у покупателя.
 
Именно такие рынки называются рынками с асимметричной информацией. Оказывается, если у покупателя нет возможности четко и достоверно определить качество товара, происходит крайне неприятная вещь: те, кто предлагает качественный товар, не могут продавать его дешевле определенной себестоимости, которая, как правило, выше медианы предложений, и добросовестные продавцы вынуждены уйти с такого рынка. На таких рынках остается только «тухлый» товар, и сами такие рынки называются «тухлыми» рынками[1]. На них нет качественного товара; все предложения – «тухлятина», и те 9 000, которые вы потратили – это просто выброшенные деньги. Что лучше – вложить с пользой 14 000, получив отдачу, или потерять без толку 9 000? Ответ становится очевиден только тогда, когда у вас на руках оказывается рыба «с душком» или автомобиль с «убитым» двигателем или коробкой передач. А в момент покупки вы выкладываете конкретные деньги, и желание сэкономить перевешивает желание разобраться в качестве приобретаемого, тем более что все как один твердят о том, что предлагают качественный товар, и верите вы им всем одинаково.
 
В нашей отрасли переводов имеют место те же явления. Вроде бы язык «знают все», но определить качество материала непросто. И поэтому часто слышатся голоса: «я обращусь к самому дешевому переводчику, потому что все равно за всеми надо редактировать». Это крик души человека, который устал от «тухлого» рынка, на котором невозможно купить ничего, кроме неуклюже составленных фраз, которые хочется тут же самому переписать, и покупатель уже не верит, что может быть материал, который не только не надо, но и не хочется редактировать. Материал, читая который, восхищаешься стилем изложения, точностью передачи мысли и опытом специалиста, ясно осознавая, что разбираешься в предмете и владеешь языком и умением излагать свои мысли хуже, чем переводчик.
 
А ведь только такой материал, только такую качественную, профессиональную, творческую работу и следует ожидать от своего поставщика.
 
Интернет – великая вещь; Интернет сделал доступным очень много хорошего; компьютеры значительно облегчили нашу жизнь, и мы уже не замечаем того, что отметил еще Мерфи – что компьютер делает за две секунды столько же ошибок, сколько двадцать человек за двадцать лет. «Зато – бесплатно». И мы как-то в щенячьем восторге технофила забываем, что Интернет сделал доступным не только хорошее, но вообще все, что хочет быть доступным, включая порнографию, проявления садизма, ксенофобию и – увы – не просто плохие переводы, а очень много плохих переводов.
 
В «Гладиаторе» герой Рассела Кроу с потом и кровью, в наглядной и зрелищной борьбе отдал жизнь, сражаясь со злом; герой Рассела Кроу в «Играх разума» отдал не меньше душевных сил в поисках знания; за две тысячи лет между отраженными в фильмах эпохами человечество определенно прошло большой путь, раз кровавое зло трансформировалось во всепоглощающую некомпетентность, но это только подчеркивает тот факт, что битва, похоже, никогда не кончится.
 
Гладиатора Максима толпа уважала как профессионала и любила как героя; каждый на трибунах представлял себя на его месте, понимая в душе, что не остался бы в числе живых, окажись на арене. В наши дни общество на словах понимает, что такое профессионал, и на словах согласно с тем, что высококвалифицированный труд должен быть адекватно оплачен, но ситуация на рынке перевода сегодня, к сожалению, такова, что мне почему-то при слове «профессионал» представляется именно Максим, хотя где-то там на трибунах Колизея, наверное, тоже были способные, смелые и сильные люди. Но важно не только то, какой у тебя потенциал, а что ты сделал и каким богам ты служишь.
 
Поэтому мне нравится проект Национальной лиги переводчиков, идея простая и изящная – предоставить трибуну, арену, подиум – как угодно – настоящим индивидуальным профессиональным переводчикам, чтобы профессионалов было видно, чтобы найти способ противостоять закону «проклятия победителя». Ведь закон тяготения не предписывает падать в пропасть, а рынок переводов вовсе не обязан быть «тухлым». И можно использовать силу переводчиков – Слово – так, чтобы труд переводчиков уважали и ценили заказчики за по-настоящему качественную и достойную восхищения работу. Чтобы хорошая профессиональная работа не вымерла, как динозавры или гладиаторы, хотя, конечно, сегодня для достижения высокой цели погибать на арене не обязательно даже фигурально. Надо «просто» оставаться профессионалом.


[1] В английском языке – “lemon market”: “it’s when your investment is bitter“.



 
Глобальные Технологии
работает на NetCat