От семантики к практике – основы краткого курса обучения аудиовизуальному переводу (повышения квалификации) для практикующих переводчиков

Алексей Козуляев,

генеральный директор ООО «РуФилмс»

Руководитель Школы аудиовизуального перевода

 

При построении учебного плана мы исходили из предложенной Скаггевиком (Skuggevik, 2009, 198) в 2009 году иерархии 5 уровней компетенции, требующихся от аудиовизуальных переводчиков.

 

Уровень 1 – техническая компетентность, т.е. способность справляться с практическими требованиями работы (понимание сути компьютерных программ и процессов, используемых при создании конечного продукта, требований к положению текста на экране, скорости чтения и пр.) Здесь обучение относительно просто, поскольку четко задаются параметры правильности неправильности исполнения.

 

Уровень 2 – лингвистическая компетентность переводчиков, и их понимание особенностей фонетики, грамматики, построения текстов, стилистики исходного языка и языка перевода. Этот уровень мы также называем «общелингвистическим».

 

Уровень 3 – культурно-социальная компетентность. Понимание переводчиками аспектов культуры и ценностей реального или «искусственного» (в случае мультсериалов) социума аудиовизуальных произведений и их места в шкале ценностей исходной культуры, а также стратегий переноса этих аспектов в готовый перевод (выбор между стратегиями доместикации и намеренной барбаризации аудиовизуальных произведений)

 

Уровень 4 – психоэмоциональная компетентность. Это способность переводчика уловить психоэмоциональную составляющую отдельных эпизодов аудиовизуального произведения и его целостной формы, лежащую за пределами вербальной коммуникации (жесты, взгляды, «невысказанное») и правильно передать ее в готовом произведении

 

Уровень 5 – стратегическая компетентность. Это способность выбрать необходимые стратегии перевода и семантического синтеза, сводящие воедино все установленные другими компетенциями особенности аудиовизуального произведения и способность их реализовать.

 

ПИРАМИДА КОМПЕТЕНЦИЙ СЕМАНТИЧЕСКОГО СИНТЕЗА ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ НАВЫКАМ АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ПЕРЕВОДА

 

 

Желающие могут связаться с нами, чтобы ознакомиться с курсом подробнее, но мы остановимся немного подробнее, в частности, на развитии стратегической компетентности как самого высокого уровня компетенций аудиовизуального переводчика на примере стратегий, необходимых для липсинга и трехмерного субтитрирования.

 

Какие стратегии выделены нами для обучения в блоке «перевод для дубляжа-липсинга»?

 

Надо учитывать, что переводчик обязан понимать, что требование синхронности движения губ и требование изохронии (одинакового времени звучания исходного  и переведенного текстов) является основным. Однако в то же самое время никуда не исчезает и необходимость максимально точного воспроизведения общего и частного смыслов текстов исходного произведения.

 

Как разрешается данное противоречие? За счет обучения переводчиков навыку анализа визуальной структуры фильма. Требование липсинга важно при крупных и средних планах персонажей, практически невыполнимо на общих планах и не имеет значения на закадровых текстах. 

 

Соответственно, переводчик, проанализировав характер визуальной подачи материала, может для себя определить те фрагменты, где он будет вынужден подчинять семантический синтез требованиям «попадания в губы», и те, где он может максимально полно и точно воспроизвести смыслы исходных реплик, описаний и диалогов. Речь, конечно, идет о некоторой манипуляции смысловыми блоками фильма, но, по крайней мере, эта манипуляция не носит произвольного характера (так едко высмеянного на десятках сайтов), ей можно обучать.  После «манипулятивной» разметки визуальной составляющей фильма, переводчик может сделать выбор между стратегиями доместикации и барбаризации фильма, т.е. его максимального переноса в контекст культуры языка-реципиента или напротив, создания образа фильма как явления, внешнего к языку и культуре страны, где осуществляется перевод.

 

Здесь возможны варианты:

  • полный римейк под язык и культуру страны-реципиента (очень часто выполняется в США)
  • максимальная адаптация под язык и культуру страны-реципиента
  • манипуляция значениями с целью установить значимые связи с языком и культурой страны-реципиента при первой возможности, выражающаяся в частности, в полном пересоздании значительного числа юмористических моментов и тщательной работе переводчика над «знаковыми фразами».
  • полная барбаризация аудиовизуального произведения.

 

Каковы переводческие стратегии при работе с трехмерным субтитрированием?

 

Трехмерные аудиовизуальные произведения отличает очень глубокая сенсорная и психоэмоциональная погруженность зрителя в их восприятие и в действие на экране. Зритель, по сути, видит некий квазиреальный мир, и его элементы должны быть упорядочены таким образом, чтобы не нарушать иллюзию реальности. Но в нашем мире надписи не могут появляться («вставать») перед объектами. Т.е. если трехмерные субтитры выполнены без учета особенностей человеческого восприятия, они разрушают трехмерное впечатление и способны без преувеличения угробить десятки миллионов, потраченные на создание фильма в 3D. Есть два глубинных противоречия, присущие восприятию текстов (и переводов) для трехмерных фильмов и игр.

 

Первое – при попытке скопировать подачу трехмерных субтитров с двухмерных в изображении возникает дополнительный слой восприятия, отвлекающий от основного действия. Соответственно, необходимо стремиться сделать демонстрацию трехмерных титров как можно короче.

 

Но с другой стороны, среднему зрителю (как показали исследования медиков и психологов) необходимо дополнительно 1-2 секунды, чтобы перефокусировать взгляд на субтитры и от них, т.е. демонстрацию трехмерных субтитров надо удлинять. Это перцептивное и лингвистическое противоречие, и разрешается оно за счет того, что субтитры становятся значимыми элементами изображения с момента его первоначального создания. Но в этом случае требуется участие переводчиков всех зон локализации уже на этапе подготовки к производству аудиовизуального произведения.

 

Второе – есть культурные различия в сочетаниях изображений и текстовых символов. Для западной цивилизации привычен комиксовый вариант, для российской – знакомое нам как по иконографии, так и по послереволюционным плакатам слияние изображения и титра (современный пример – фильм «Ночной дозор» с его титрами на биллбордах), для японско-китайской традиции – привычна надпись на изображении, для арабской традиции привычен орнаментальный способ).

 

Поэтому переводчик для трехмерных титров должен быть готов не только дать перевод с учетом указанных ограничений, но и участвовать в создании и локализации произведения с самого его зарождения.

 

Заключение

 

В заключение, хотел бы отметить, что зарождение подхода к аудиовизуальному переводу как к процессу сложного семантического синтеза (особенно в связи с трехмерными фильмами и играми) точно соответствует всесторонней дискуссии, идущей в кинотелеиндустрии и касающейся всего корпуса изменений правил съемки, озвучивания и написания сценариев, который потребуется для формирования стереокино, как разновидности масс-медиа. Как отмечает, например, Джеймс Кэмерон, «сегодня телекиноиндустрия находится в состоянии, похожем на первые десятилетия немого кино, и в ближайшее время можно ожидать лавинообразного роста новых решений во всех отношениях». Приятно, что аудиовизуальный перевод тоже является частью этого процесса трансформации.

 

***

Желающие получить навыки в области аудиовизуального перевода могут воспользоваться следующей контактной информацией:

 

Аудиовизуальный перевод для кино и ТВ. Краткосрочные курсы повышения квалификации для практикующих переводчиков.

телефон - 8(495) 504-7512

эл. почта - vodep@rusubtitles.com, zelen292@gmail.com

контактное лицо - Алексей Козуляев




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat