Зачем переводчику арбитраж

Судя по данным картотеки арбитражных дел, споры между бюро переводов (БП) и их заказчиками (т.е., юридическими лицами) порой выносятся на рассмотрение арбитражных судов. Однако случаи, когда в качестве стороны выступает переводчик-индивидуальный предприниматель (ИП), по-прежнему единичны.

 

Тем не менее, при благоприятном стечении обстоятельств и некоторой решимости переводчик-фрилансер тоже в состоянии отстоять свои права в спорах с юридическими лицами (например, с БП), в частности, в вопросе оплаты своего труда и в получении неустойки, предусмотренной договором или законодательством. Об этом и пойдет речь ниже.

 

Поэтому эта статья может представлять интерес для всех активных участников рынка переводов: моим коллегам-переводчикам она дает общие ориентиры относительно их возможных действий в сходной ситуации, а БП – возможность задуматься о юридических последствиях договорных отношений, которые они устанавливают или уже установили с переводчиками-фрилансерами, в результате чего наиболее выгодным вариантом может оказаться не извлечение максимально возможной прибыли, а взаимовыгодное сотрудничество, т.к. все мы – и переводчики, и БП – «в одной лодке». Именно с этой целью, а не для выставления в неблагоприятном свете мне приходится упоминать имя второго участника этого спора, широко известное в переводческой среде.

 

Итак, судебный спор с московским бюро переводов «Экспримо» (в дальнейшем именуемым «ответчик») на предмет взыскания задолженности и предусмотренной договором неустойки (дело № А40-84217/2016 – см. http://kad.arbitr.ru/Card/d6e50110-5dca-4504-9a17-356de5489fbe) прошел через все стадии рассмотрения в первой инстанции: подача искового заявления через сайт www.my.arbitr.ru с приложением отсканированных копий договора и актов сдачи-приемки, возбуждение арбитражного дела, вынесение решения о полном удовлетворении исковых требований с возложением судебных издержек на ответчика (их размер проверяется и уточняется судом), а также выдача исполнительного листа и взыскание на его основании причитающейся денежной суммы в банке ответчика.

 

Не было только второй (апелляционной) инстанции, т.к. на судебное решение апелляция не подавалась.

 

 

Какие причины НЕ обращаться в арбитраж?

 

ПРИЧИНА № 1. Это надолго. Например, в моем случае с момента подачи искового заявления до вынесения решения прошло пять месяцев. В случае апелляции – это еще несколько месяцев. И лишь после этого можно взыскать долг (если выиграете дело) – правда, есть надежда, что, пока суд да дело, должник заплатит и без арбитража.

 

КОНТРАРГУМЕНТ. Если оплата задерживается месяцами, то арбитраж уже не выглядит столь пугающе. А если дело рассматривается в порядке упрощенного производства (без вызова сторон в суд), и решение вынесено в вашу пользу, то можно обращаться за исполнительным листом и получать свои деньги, т.к. при упрощенном производстве решения подлежат немедленном исполнению, т.е. безотносительно рассмотрения дела в апелляционной инстанции (если ответчик вообще подаст апелляцию).

 

ПРИЧИНА № 2. Арбитраж – это значительные расходы, особенно, если нанимаете юриста, который бы вел ваше дело. Если задолженность ответчика относительно невелика, то стоимость таких юридических услуг может оказаться сравнимой с самой суммой иска (например, в случае письменных переводов). Стоит ли овчинка выделки?

 

КОНТРАРГУМЕНТ. А если все делать самому, т.е. составлять исковое заявление самостоятельно, подать его, причем с просьбой рассмотреть дело в порядке упрощенного производства (без вызова сторон в суд, т.е. без судебных заседаний)? Тогда даже в случае неудачи расходы минимальные (по сути, только госпошлина порядка 2-4 тыс. руб., стоимость заверки выписок в вашем банке и почтовые расходы).

 

ПРИЧИНА № 3. Арбитраж – это потеря времени, особенно, если будете присутствовать на судебных заседаниях. Если вы загружены заказами, то, опять же, за вас, скорее всего, на судебные заседания будет ходить юрист, которому нужно платить.

 

КОНТРАРГУМЕНТ. А если, опять же, удастся добиться рассмотрения дела в порядке упрощенного производства? Тогда заседаний не будет. Да и сам иск можно подать через Интернет. Кстати, а каждый ли день и час вы загружены заказами?

 

Возможны и другие «причины». Однако, как видите, все решается.

 

Примечание. Все вышеизложенные контраргументы (решения) не надуманные, а опробованные на моем личном опыте.

 

 

Реакция ответчика на иск

 

Все мы разные и по-разному реагируем на одну и ту же ситуацию. В моем случае реакцией ответчика на иск и судебное производство, пожалуй, в большей степени было недоумение, которое, возможно, было связано с тем, что ответчик, очевидно, полагал, что его обязательства передо мной исчерпываются лишь погашением основного долга – вне зависимости от срока погашения. В общем, через две недели после подачи иска основной долг был погашен.

 

Очевидно, для ответчика также было новостью, что нашим с ним договором предусмотрена пеня за просрочку оплаты. Ее ответчик выплатил лишь через полтора-два месяца.

 

Ну а вопросом, на кого суд возложит судебные расходы (в первую очередь, госпошлину, уплаченную истцом), ответчик, по-видимому, вообще не задавался. А ведь там могли быть и услуги юриста, например, за написание искового заявления, а также услуги юриста самого ответчика…

 

Судя по материалам дела, ответчик предоставлял лишь доказательства своей оплаты (копии платежных поручений) и сопроводительные письма, в которых подчеркивал факт оплаты.

 

После вынесения решения ответчик апелляцию не подал.

 

 

Почему я подал иск

 

Если кратко, то после нескольких месяцев просрочки уже не было уверенности, что получу свои деньги в обозримом будущем, и арбитраж казался единственным реальным способом ускорить этот процесс.

 

Если конкретнее, то ноябрьские заказы мне оплатили в конце февраля; январские – в начале апреля; декабрьские к моменту подачи иска (середина апреля) оплачены не были, причем именно на декабрьские заказы приходилась почти половина всей задолженности.

 

Помнится, после каждой такой оплаты менеджеры ответчика мне предлагали брать заказы. Я тогда еще удивлялся – почему до конца не расплатились, а предлагают дополнительные заказы? Я, конечно, отказывался. Зачем увеличивать и дальше кредит, предоставляемый мной переводческой компании?

 

 

Субъективные причины подачи иска

 

Возможно, также большую роль при подаче иска сыграли отрицательные эмоции, которые в течение нескольких месяцев я испытывал после общения с финансовым отделом и руководством компании ответчика. Разумеется, это субъективный фактор. Однако, с другой стороны, именно действия сотрудников ответчика привели к тому, что я всерьез задумался об арбитраже.

 

Нет, сейчас я говорю не о длительной просрочке, хотя и этого должно быть достаточно. Речь идет о vendor management, т.е. об организации взаимодействия с переводчиками.

 

Ведь как привыкли работать внештатные переводчики с БП? Одна из наиболее распространенных («традиционных») схем – все переводы, выполненные в этом месяце, оплачиваются в следующем, причем суммы к оплате определяет БП, а переводчик лишь проверяет их правильность (после каждого заказа или в ходе сверки после окончания месяца), особенно в случаях, когда используются средства CAT типа Trados, Memsource и т.п.

 

А как работают с БП внештатные переводчики-индивидуальные предприниматели (ИП)? Как правило, так же, только с оформлением документов (счетов и актов сдачи-приемки), хотя в их договорах с БП может быть прописан абсолютно иной порядок.

 

Работая с ответчиком, я тоже поначалу пытался следовать этой заведенной у них «старой доброй традиции». И тут вдруг обнаружились весьма дискомфортные для переводчиков обстоятельства. Во-первых, финансовый отдел занимается сверками не сразу после окончания месяца, а в районе 14-го числа; во-вторых, вскоре после этого следует «окно оплаты» (период, когда вам заплатят). А если по тем или иным причинам в это «окно» вы не впишетесь, то ждите следующее (в следующем месяце).

 

А вот что получается на практике. В декабре 2015 г. по моим ноябрьским заказам сотрудница финансового отдела ответчика прислала файл сверки, где даже далеко не все расценки были в целых числах. Наши данные не совпали. После этого она две недели устраняла расхождения и подтвердила, в конце, правильность моих данных, после чего ушла в отпуск.

 

В результате Новый год я встречал без оплаты. Я написал руководству компании, но дело было перед праздниками, и ответа не получил.

 

В конце новогодних каникул мне ответил их руководитель, сообщив, что у них действительно были затруднения с оплатой в декабре, но сейчас, мол, все нормально и он даст распоряжение, чтобы мне все оплатили. Со своей стороны, сотрудница финансового отдела тоже заверила, что приложит все усилия для скорейшей оплаты. Однако оплата по тому счету поступила лишь спустя полтора месяца.

 

В общем, так на практике я пришел к банальному выводу, что не следует заниматься благоглупостями типа сверки, да еще в сроки, удобные БП, а нужно делать так, как написано в договоре, т.е. после выполнения заказов послать заказчику на подписание акт сдачи-приемки и счет (по электронной почте, а затем по обычной почте, с уведомлением о вручении). Если что-то не так, пусть мотивированно доказывает, что я не прав, причем в сроки, указанные в договоре.

 

С тех пор я так и делал. Правда, как оказывается, заказчик может просто не подписывать акты сдачи-приемки и не присылать их обратно. Но эта проблема легко решается, если отправить их заказным письмом с уведомлением по юридическому адресу заказчика. Правда, это уже для арбитража… В моем случае сотрудники ответчика акты сдачи-приемки «теряли», «находили», обещали подписать и прислать и, в конце концов, действительно присылали.

 

Помимо пустых обещаний насчет сроков оплаты и подписания актов сдачи-приемки, меня смутили еще несколько моментов.

 

Во-первых, в ноябре – январе менеджеры компании ответчика обеспечили мне полную загрузку, т.е. на всю 40-часовую рабочую неделю, даже на все новогодние праздники (сроки заказа были сжатыми), но платить БП не спешило.

 

Иными словами, своими неоплаченными заказами и полной загрузкой их компания мне обеспечила безденежье на два месяца. Если бы я продолжал на них работать, то безденежье растянулось бы на три месяца, т.к. первая оплата поступила лишь в конце февраля.

 

Во-вторых, после нескольких откладываний БП в одностороннем порядке изменило порядок оплаты счетов: вслед за ноябрьскими заказами оплатили не декабрьские, а январские заказы, т.е. оплатили счет, выставленный на меньшую сумму. В принципе, понятно, почему – в отношении стоимости декабрьские заказы – это январские и ноябрьские, вместе взятые. В общем, если бы не арбитраж, нескоро бы я дождался оплаты декабрьских заказов.

 

Прежде чем сотрудничать с ответчиком, я искал о нем отзывы в Интернете, но не нашел, по крайней мере, отрицательных, а с руководителями «Экспримо» я был лично знаком ранее. Все указывало на то, что это БП – надежный партнер. Тем больше было разочарование (это «в-третьих»)…

 

Итог сказанному

 

Важную роль в судебном споре играет договор, заключенный ИП. Это одна из основных предпосылок благоприятного исхода дела.

 

Но договоры тоже бывают разными. Например, недавно при общении с одним крупным питерским бюро переводов мне предложили проект договора, который давал легальную возможность этому бюро по несколько месяцев не платить переводчикам-ИП. Разумеется, это не означает, что это БП пользуется или непременно воспользуется такой возможностью. Тем не менее, они себе эту возможность обеспечили и отказываться от нее не собираются. А если бы я такой договор подписал? Арбитраж бы мне не помог – задержка оплаты была бы в соответствии с договором.

 

Такие необычные договоры бывают не только у БП. Несколько месяцев назад я вел переговоры касательно переводов с одним питерским издательством (в качестве подработки). У них есть свой шаблон договора с ИП и они его вообще менять не хотят, несмотря на соответствующие положения ГК РФ о равенстве сторон при заключении договора (см., например, ст. 421 «Свобода договора»). Особенно мне там не понравился пункт о том, что в случае чего ИП возмещает издательству убытки, в т.ч. упущенную выгоду. Прямо, как в западных договорах! Вот только внести пункт об ограничении суммарной (совокупной) ответственности переводчика размером полученного им гонорара «почему-то забыли»… А ИП, напомню, у нас отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом!

 

Добавьте к этому своеобразную систему приемки выполненных работ, когда переводчик поэтапно присылает переведенные главы книги, но редактор издательства проверяет их только после получения последней главы, т.е. все вместе. При таком взаимодействии редактора и переводчика вероятность тиражирования ошибок довольно высока, и, соответственно, высока вероятность претензий издательств.

 

Поэтому внимательно читайте свой договор и не допускайте в нем неприемлемых для себя пунктов. Возможно, он вам еще пригодится. Например, в арбитраже. Ведь суд интересуют не внутренние правила (т.н. «политики») БП, регулирующие их отношения с переводчиками, а положения заключенного договора; при этом также обращается внимание на соблюдение его положений самим истцом.

 

Хотя все-таки, по возможности, лучше обходиться без арбитража и не попадать в ситуации, когда в нем возникает надобность.

 

 

 

 




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat