Реплика НЛП о форуме «Сочи 2014: вопросы перевода» и подходе Оргкомитета к найму переводчиков

 

ОБ УСТНЫХ ПЕРЕВОДЧИКАХ, ПЕРЕВОДЧЕСКИХ АГЕНТСТВАХ, УПРАВЛЕНИИ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ УСЛУГ ОРГКОМИТЕТА ЗИМНИХ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР 2014, ФОРУМЕ «СОЧИ 2014» И ВООБЩЕ - О КОРОЛЯХ И КАПУСТЕ...

А с третьего щелка
Вышибло ум у старика.
А Балда приговаривал с укоризной:
"Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной".
А. С. Пушкин

 

 

На написание этой реплики меня подвигла встреча в Управлении лингвистических услуг Оргкомитета зимних олимпийских игр 2014, состоявшаяся по нашей (т.е., НЛП) инициативе 2 ноября с.г., но вообще-то тема уже давно ждала своего изложения. Новой ее, к сожалению, назвать нельзя, но и пускать дело на самотек тоже не в интересах переводчиков. Ударим в колокол, как это сделал А.Герцен…

Во время Переводческого форума «Россия 2011», прошедшего в конце сентября в С.-Петербурге я принимал участие в нескольких круглых столах, посвященных оценке качества перевода. Каждое из этих обсуждений оказалось настолько примечательным, что и после Питера хотелось продолжить эту тему. Вот случай и представился. 

На первой встрече руководители и представители переводческих компаний жарко спорили о приемах «относительно честного отъема денег» у заказчиков и активно обменивались мнениями о том, как далеко можно пойти в переговорах с заказчиком, чтобы деньги из его кармана перекочевали в карман агентства, но при этом письменный перевод, все-таки, отвечал хоть каким-то стандартам качества. Вот об этих гибких стандартах качества и шел жаркий спор. Надо было видеть, сколь сложные схемы, оказывается, разработаны в некоторых (слава Богу, не во всех!) агентствах для обсуждения с заказчиком вопроса о том, как много опорных камней, на которых покоится здание качества перевода, можно вынуть, чтобы это здание не рухнуло, если заказчик готов заплатить только ту сумму, которая у него есть в кармане. Все начинается с «полного пакета», то есть, такого конечного продукта письменного перевода, который вышел из-под пера переводчика, прошел руки редактора, технического эксперта, и даже языконосителя (всегда задавался вопросом: откуда же среди них так много грамотных и надежных ПЕРЕВОДЧИКОВ?), а затем начинают изыматься те самые опорные камни в зависимости от наличия средств у заказчика.  

Я слушал, и у меня создавалось впечатление того, что я нахожусь в театре абсурда. Коллеги из переводческих агентств договорились в пылу обсуждения до того, что задали «главный» вопрос: «А что такое вообще качество?» (сродни сакраментальному вопросу «Что есть истина?»). Нет, дескать, никаких объективных критериев качества письменного перевода, и, в конце концов, было объявлено, что качество определяет заказчик! Голова пошла кругом… Как будто нет ВУЗов, где опытные преподаватели по методике, отработанной годами, обучают иностранному языку, в том числе и его переводческому аспекту, оценивая знания и умения слушателей и выставляя им справедливые оценки…

Не надо путать божий дар с яичницей – заказчик оплачивает заказанный им перевод, но в качестве перевода он может совсем ничего не понимать или судить о нем на уровне сапожника из басни И. Крылова. Конечно, наряду с такими есть и очень достойные и требовательные заказчики, предъявляющие обоснованные требования и имеющие обоснованные ожидания (побольше бы таких!). 

Вся эта понятийная эквилибристика имеет одно объяснение: переводческое агентство априори считает деньги заказчика уже принадлежащими ему (то есть, агентству), раз уж тот пришел в офис агентства, и готово в узел завязаться, чтобы из-за избыточно «принципиальной» позиции агентства, желающего обеспечить хоть какое-то приемлемое качество, заказчик не перешел бы дорогу и не зашел напротив в офис конкурентов, у которых принципиальности меньше. Осознание этого факта многое прояснило.

Ради объективности скажу, что среди участников этого обсуждения был руководитель агентства (не буду, конечно, называть его из соображений такта), который, по крайней мере, честно обрисовал ситуацию, в которой они (агентство) закроют глаза на любое качество перевода, выходящего за их подписью, лишь бы заказчик деньги заплатил. Ситуация по-жизненному понятная: заказчику надо представить в пожарную/санитарную/налоговую (вычеркните ненужное) службу комплект документов, предписанный законом, для завершения процесса проверки/получения сертификата пожарной или иной безопасности и т.д., один из которых по обстоятельствам дела должен быть переводом некого иностранного стандарта. Заказчик уже дал нужным чиновникам все необходимые взятки и твердо знает (как знают и получившие взятки чиновники), что такой перевод НИКТО и НИКОГДА не будет читать, но что он нужен для полноты комплекта, иначе вообще все остановится. Лично я не брошу (первым) камень в такое агентство, но только потому, что оно честно признало, что ради барыша пойдет на сделку со своей профессиональной совестью. За честность признания не брошу, а не за сделку с совестью, конечно.

Опять же ради объективности скажу, что далеко не все переводческие агентства имеют такой гибкий моральный хребет, хотя нутром чувствую, что «гибких», должно быть, немало. Но было бы странно и невозможно, если бы все были гибкие.

Итак, многими переводческими компаниямидвижет алчность, а не нормальное, казалось бы, стремление бизнесмена предложить качественный товар, удовлетворить покупателя и получить нормальную прибыль. Подчеркиваю: нормальную.

Что касается качества перевода, то, как сказал Воланд, «Вторая свежесть, – вот что вздор! Свежесть бывает только одна – первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!». Нечего добавить к этим словам. Лукавить не надо, товарищи!

Поневоле соглашаешься с мнением, высказанным представителем службы переводческих услуг «Яндекса» в журнальной статье: «Рынок письменных переводов в РФ делится на два больших сегмента – рынок недорогих низкокачественных переводов и рынок дорогих высококачественных переводов». Вообще, конечно, есть пословица: «На каждый товар – свой купец», и во все времена были люди образованные, требовательные и со вкусом, и были люди, которые смотрят (применительно к нашему времени) ТВ-сериалы, передачи «Дом 2» или «Давай поженимся» и т.д. Нетребовательные потребители субстандартных переводов будут нести материальные потери или вообще их бизнес начнет хромать и хиреть, если в их головах не возникнет понимание того, что жизненно важная информация, от которой зависит их судьба, идет в том числе и от переводчика. Платите переводчику столько, сколько он стоит, иначе дом вашего бизнеса окажется построенным на песке.

Теперь перейду ко второму круглому столу на питерском форуме и затем к нашей встрече с Управлением лингвистических услуг Оргкомитета зимних олимпийских игр 2014 года. Вы увидите, что все части этого материала взаимосвязаны и случайного здесь ничего нет.

В президиуме этого второго круглого стола оказались рядом Елизавета Сгибнева, руководитель отдела устного перевода Управления лингвистических услуг Оргкомитета зимних олимпийских игр 2014, и Константин Иоселиани, руководитель переводческой компании «Янус», победившей в тендере на оказание услуг синхронного и последовательного перевода Оргкомитету (до конца 2014 г., как заявляет сам «Янус»). Тендер проводил Оргкомитет, а Управление лингвистических услуг, надо полагать, играло важную роль в его подготовке, проведении и оценке предложений участников.

Бойко и без запинок К.Иоселиани вещал в микрофон о том, что их агентство, «полностью осознавая всю ответственность порученной им задачи», создало четкую систему подбора и найма устных переводчиков высокой квалификации для удовлетворения нужд Оргкомитета, о том, какая надежная и многоступенчатая система проверки профессиональных навыков привлекаемых ими (после «тщательного отбора»!!!) переводчиков создана в «Янусе» (предусматривающая, в частности, проверку таких навыков штатным переводчиком «Януса») и т.д.

Не откажу ему в умении говорить напористо и даже (для людей незнающих) убедительно, нет, не откажу.

Но вот что обращает на себя внимание: в деятельности этой компании, как и подавляющего числа других переводческих компаний, предлагающих заказчикам, помимо услуг письменного, еще и услуги устного перевода, доход от услуг устного перевода соотносится с доходом от услуг письменного перевода в пропорции 20:80 (у кого-то даже меньше может быть). Следовательно, основную прибыль такие компании получают за счет «вала» письменных переводов, а услуги устного перевода служат, по сути дела, цели создания и поддержания «имиджа» компании как многопрофильной и могущей сделать многое для заказчика. Рассуждаем дальше. Для создания такого имиджа необходимо заинтересовать и привлечь высокопрофессиональных устных переводчиков, заплатив им по их высоким ставкам, поступившись нормой прибыли от этого сегмента бизнеса ради своего реноме и отыгрывая эту «пониженную» (а на самом деле, нормальную) норму прибыли за счет вышеупомянутого «вала» письменных заказов. Но нет же, алчность затмевает взор и здравому деловому смыслу не находится места в бизнес-планах таких компаний. На пальцах одной руки могу пересчитать переводческие компании, которые понимают ситуацию и платят синхронистам/последовательным переводчикам более или менее приличные гонорары – на память приходят «Неотек» и «Русская переводческая компания» (которую курирует П. Палажченко), может быть, еще кто-то есть, но я не знаю их.

С трибуны я задал К. Иоселиани следующие вопросы: а) как они собираются обеспечивать высокий уровень устного перевода, который от них обоснованно ожидает Оргкомитет, набирая на рынке устных переводчиков на тех унизительных условиях, которые они предлагают в рассылаемых предложениях (об этом чуть ниже), и б) какую зарплату они платят своему штатному переводчику, который выполняет функцию проверяющего уровень профессиональной подготовки привлекаемых ими переводчиков? Что касается второго вопроса, то понятно, что если они платят своему переводчику, скажем, 15 тысяч долларов в месяц (гипотетически), то, скорее всего, это приличный переводчик и он вполне может быть в состоянии, как профессионал, оценить мои, например, навыки, а вот если он согласился работать за, скажем, 1 тыс. долларов в месяц, то куда же ему, бедолаге, судить о моих профессиональных навыках или о навыках других сильных переводчиков? 

Ну, понятно, что в этой ситуации ответ Константина был таким же, что и в бессмертной поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»: «Русь, дай ответ!... Нет ответа…». Да и что он или любой другой руководитель любого другого подобного агентства мог сказать в глаза собравшимся в зале переводчикам?

Теперь перейду к созываемому 3-4 декабря Управлением лингвистических услуг Оргкомитета зимних олимпийских игр форуму «Сочи 2014: вопросы перевода».

Как я сказал, по нашей инициативе состоялась встреча с руководителями этого подразделения Оргкомитета Андреем Моисеевым и Елизаветой Сгибневой. Динамичные, молодые, энергичные и вполне адекватные люди – такое впечатление, по крайней мере, они на меня произвели. Но, но и но!!! Вчитаемся в текст, набранный мелким кеглем, и что же мы видим? Вот что. Они не переводчики и ситуацию на переводческом рынке знают из третьих рук. С гордостью сообщили, например, что заказывали маркетинговое исследование этого рынка известной фирме (ранжира, например, «PricewaterhouseCoopers»). Так-так. А как вели сбор данных сотрудники этой известной фирмы? Ну, очевидно же, что они провели серию встреч с руководителями переводческих компаний и, возможно, с несколькими крупными юрлицами, постоянно пользующимися переводческими услугами. Удивлюсь, если узнаю, что они говорили с переводчиками. Во всяком случае, ни с СПР, ни с НЛП (а это единственные переводческие ассоциации у нас в стране) они не общались, а на индивидуальной основе как они могли говорить с переводчиками, чтобы те оказались репрезентативными представителями сообщества? Вот и получается, что представленная консультантами Оргкомитету «Сочи-2014» оценка переводческого рынка не могла не быть односторонней, а, следовательно, является не полностью достоверной.

Вопросы, которые Андрей и Елизавета задавали нам в ходе нашей встречи, и их реплики дают дополнительные причины предполагать, что их знания специфики работы переводчиков и опыт общения с участниками переводческого рынка не являются полными, хотя сами по себе они – хорошие и приятные ребята. Ну, вот, например, как была организована этим Управлением работа синхронистов на заседании координационного комитета «Сочи-2014» 12-14 сентября в новом офисе Оргкомитета в Адлере. В нем организованы две стационарные кабины, однако одна из них отдана звукоинженерам, а во вторую посадили четырех переводчиков: 2 английских и 2 французских, рядом с которыми постоянно находился звукоинженер и переключал кнопки вручную, так как коммутация не срабатывала. Телеконференция с регионами была организована так: в центре зала поставили небольшой громкоговоритель, чтобы участники слышали, что говорят в регионах, а на расстоянии около 1,5 метров от него поставили микрофон, чтобы передать звук в кабину переводчикам. Эх, как тут не вспомнить «наше все» А.С.Пушкина и его назидательную сказку о попе и работнике его Балде… 

Ознакомление с опубликованной на сайте (http://www.sochi2014.com/translation/) программой двухдневного форума «Сочи 2014: вопросы перевода» оставляет впечатление, что будет весьма затруднительно реализовать одну из заявленных целей (которая представляется важной, если не важнейшей), а именно: «принять участие в обсуждении стандартов качества перевода, пообщаться с переводчиками, имеющими многолетний опыт работы на Олимпийских играх», потому что в двухдневной программе этому отведено всего полчаса в первый день и час – во второй.

Все остальное время будет занято речевым потоком, идущим в одном направлении – от сотрудников переводческой службы Оргкомитета «Сочи 2014» в уши переводчиков, которые, как организаторы форума, надо полагать, надеются, будут составлять значительную часть аудитории (по крайней мере, в анонсе форума написано: «К участию в форуме приглашаются переводчики, студенты и преподаватели переводческих вузов, переводческие компании и организации»).

Из сказанного следует, что форум «Вопросы перевода на Олимпийских играх Сочи-2014» сконструирован не как платформа для обсуждения вопросов перевода, а как инструктаж переводчиков, которые, возможно, будут работать на Играх, с показом олимпийских объектов.  

Это - возможный формат, но к форуму, если идти от семантики этого слова, это имеет отдаленное отношение. 

Далее:

 

  1. Поскольку потенциальные участники форума из числа переводчиков совсем не могут быть уверены в том, что они будут наняты Оргкомитетом для переводческого обеспечения Олимпийских игр, что могло бы, правда, с оттяжкой во времени, оправдать их расходы по приезду в Сочи и проживанию в гостинице (от регистрационного сбора участники щедро освобождаются), то у иногородних (не сочинских) переводчиков не будет, скорее всего, коммерческих мотивов для производства таких трат, особенно, если посмотреть на предложенную повестку дня. 

Это замечание, однако, справедливо только по отношению к тем переводчикам, которые, болея за нашу национальную сборную и желая ей победы на Играх 2014 года, все же относятся к этому мероприятию как к работе и не испытывают благоговейного трепета от того, что они могут постоять рядом с таким крупным спортивным событием. Вполне возможно, что среди переводчиков найдутся большие энтузиасты олимпийского движения, которым мои рассуждения будут не указ, и денег своих на проезд они не пожалеют, а форум наберет достаточное количество участников. Буду только рад за его организаторов!

 

  1. Участие переводческих компаний в сочинском форуме также представляется негарантированным, так как Оргкомитет уже объявил о заключении договора с переводческим агентством «Янус» как единственным поставщиком переводческих услуг, вследствие чего место подрядчика уже занято.

 

Коллеги из Управления сообщили, что для участия в форуме приглашены иностранные эксперты, де-факто аккредитованные при МОК, которые кочуют от одних Олимпийских игр к другим и занимаются организацией переводческого обслуживания игр. Таких специалистов, конечно, было бы интересно послушать, но непонятно, какую они роль будут играть на наших Играх 2014 года – будет ли им дан карт-бланш и займутся ли они по поручению МОК и национального ОК этой работой во всей ее полноте или все же поставщиком этих услуг будет нынешний подрядчик Оргкомитета? На этот вопрос мы ясного ответа не получили, а понимать это важно.

Живой и непосредственный интерес переводчиков к форуму могли бы вызвать следующие вопросы при условии включения их в повестку дня и открытого обсуждения.

Как организовать поиск наиболее подготовленных в профессиональном плане переводчиков (желательно самых лучших на рынке)?

На каких финансовых условиях может состояться наём таких «лучших на рынке переводчиков»?

Будучи реалистами, мы должны признать, что не для каждой переводческой задачи в рамках подготовки и особенно проведения Игр нужны переводчики «первой лиги», но сейчас Оргкомитету будут нужны синхронные переводчики.

А сильные синхронные переводчики составляют привилегированное сословие в переводческом сообществе. Это – опытные люди, много труда и времени потратившие на достижение своего нынешнего уровня профессионализма, знающие себе цену и имеющие постоянный поток заказов из различных источников. На недостойных для них условиях они работать не будут; на недостойных для сильных синхронистов условиях можно нанять слабых переводчиков с ограниченными профессиональными возможностями.

Авторизованная Оргкомитетом компания «Янус» предлагает переводчикам-синхронистам условия работы, идущие вразрез с практикой рынка синхронного перевода, каковой не имеет четко выраженных национальных границ, потому что синхронисты достаточно регулярно выезжают для работы в другие города и страны и хорошо знают что почем.

В соответствии с нормами охраны труда синхронистов, согласованными с AIIC (http://aiic.net/) и принятыми в международных организациях – как системы ООН, так и Европейского союза – а именно там сосредоточена основная масса синхронной работы и синхронистов, по каковой причине эти организации, а не компания «Янус», являются законодателями в этом области, синхронист можно привлекаться к работе по такой схеме: утренняя сессия не более 3 часов, перерыв на обед не менее 2 часов, и послеобеденная сессия не более 3 часов. Существует и недельный лимит на количество проработанных часов – таких трехчасовых сессий может быть не более 7. Когда в Совете безопасности ООН, например, идет согласование резолюции и делегаты работают всю ночь, то каждые три часа во время таких бдений на вахту заступает новая пара синхронных переводчиков. Преобладающие ставки вознаграждения опытных синхронистов, будь то в РФ или за рубежом, колеблются в диапазоне 500-900 евро за такой день работы.

Компания «Янус» предлагает синхронистам заключить договор на условиях работы до 10 астрономическихчасов в день по ставке 10 800 рублей (за последовательный), 15 000 рублей (за синхронный) и 17 000 рублей (за синхронный перевод на заседаниях координационного комитета) (соответственно, в евро это будет ≈ 257, 357 и 404). В августе она делала еще более недостойное предложение: синхронный перевод (любой) – 11 000 руб. за полный рабочий день на одного человека и последовательный перевод – 8 000 руб. за полный рабочий день на одного человека.

Переводчики имеют связи со своим коллегами в разных городах России и других странах и поэтому имеют представление о ставках вознаграждения, применявшихся оргкомитетами предыдущих Олимпийских игр. Это, во-первых.

Во-вторых, синхронисту-профессионалу безразлично, переводит ли он заседание координационного комитета Игр или совещание по теме разведения карпов в прудовых хозяйствах Тверской области, так как он продает заказчику свои профессиональные навыки по времени и качество его работы никоим образом не зависит от обсуждаемой темы или «статусности» мероприятия.

Сам факт разделения сотрудниками «Януса» синхронного перевода на 2 категории качества (ответственности) свидетельствует о непонимании ими сути переводческого труда. То же самое относится и к установлению пониженной ставки вознаграждения за последовательный перевод. Настоящие переводчики знают, что последовательный перевод часто оказывается более сложным и изматывающим видом работы, чем синхронный.

Еще одним говорящим образчиком «делового» подхода «Януса» к установлению прочных и взаимовыгодных условий сотрудничества с опытными переводчиками-синхронистами служит следующий пассаж в предлагаемом ими проекте договора: «Исполнитель также принимает на себя обязательство никогда не разглашать условия настоящего Договора, а также всех заказов и контрактов между Заказчиком и Исполнителем в силу настоящего Договора, клиентам Заказчика и неуполномоченным третьим лицам. Исполнитель остаётся связанным данным обязательством конфиденциальности и после истечения срока действия настоящего Договора».

Чем вообще думают авторизованные Оргкомитетом подрядчики, предлагая переводчикам заключить с ними договор на условиях, противоречащих и здравому смыслу, и Гражданскому кодексу РФ?

Тщетны натужные попытки сохранить в тайне эти недостойные условия – переводчики действуют и будут действовать, исходя из своих собственных интересов, а не интересов переводческой компании, и вся такая информация будет становиться достоянием гласности – на этот счет ни «Янусу», ни любому иному агентству не следует заблуждаться.

С учетом сказанного нельзя не прийти к мнению, что «Янусом» движет не желание на максимально высоком качественном уровне и за разумное вознаграждение оказать услуги Оргкомитету зимних олимпийских игр 2014 года, а иные мотивы.  

Мотив все тот же: алчность. Как представляется, в ходе тендера эта компания, скорее всего, сделала откровенно демпинговое предложение, чтобы выбить конкурентов, а теперь пытается решить свои проблемы за счет переводчиков (и, в конечном итоге, заказчика, что вполне может произойти). По полученным сведениям, руководители компании заявляли тендерной комиссии (не дословное цитирование, конечно), что они владеют технологией («ноу-хау») найма высокопрофессиональных переводчиков по низким ставкам. 

Как известно, наибольшего успеха в деле популяризации своей школы достигает тот, кто убедительнее всех мистифицирует публику, но как, пребывая в здравом уме и твердой памяти, можно верить таким заявлениям?

Ситуацию можно объяснить только слабым знанием переводческого рынка. Ведь мы-то, устные переводчики, знаем, что ни у одного из переводческих агентств нет своих штатных переводчиков-синхронистов (последовательных переводчиков), и что они все приходят на одну и ту же поляну и начинают обращаться к нам, зазывая нас и приглашая нас работать на них. Нас, сильных профессиональных переводчиков, ограниченное число. Казалось бы, здравый смысл должен подводить покупателей к мысли о том, что надо предлагать продавцам устраивающую их цену (что некоторые компании и делают к успеху своего бизнеса), но это не происходит, и переводческие компании с постоянством, заслуживающим лучшего применения, все пытаются и пытаются и пытаются (даже в Москве с ее наиболее развитым в нашей стране переводческим рынком!) предлагать устным переводчикам работать по неприлично низким ставкам.

Мы хотели нашим визитом в Оргкомитет сообщить работающим там сотрудникам, что интерес Лиги состоит не в том, чтобы подряд получила компания «Y», а не компания «X», и вообще название компании «Янус» мелькает на страницах этого материала только потому, что она оказалась в этом месте в это время. Думаю, что при нынешнем «экономном» подходе Оргкомитета к заключению договоров ни «Y», ни «X» не сможет сделать нам достойного предложения. Наш интерес в том, чтобы Оргкомитет знал о наличии переводчиков, которые в состоянии всегда обеспечить перевод на достойном уровне (не все состоят в НЛП, но интересы их мы объективно выражаем) и был в курсе того, на каких условиях они готовы работать. Ну, а там пусть думают…

Мы, сильные переводчики, не останемся без заказов, скорее всего, произойдет даже обратное – если с рынка окажутся вымытыми средние и слабые переводчики, то заказчики, которые прежде пользовались их услугами, обратятся к нам, ну а мы, конечно, от своих условий не отступим. 

В общем, надо перечитывать время от времени нетленные произведения классиков русской литературы.




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat