ВОЗМОЖНА ЛИ СИНЕРГИЯ ЛИДЕРСТВА?

КС Синергия лидерства final2.docxразмер файла: 45 КБ, скачан 1 раз

Translation Forum Russia 2020

 

ВОЗМОЖНА ЛИ СИНЕРГИЯ ЛИДЕРСТВА?

 

протокол заседания круглого стола

 

22 августа 2020 года

 

 

Модератор:

Светлана Светова, СПК

 

Участники:

Ирина  Алексеева, ВШП РГПУ;

Николай  Дупленский, НЛП;

Кирилл Ельцов, Омника;

Ольга  Иванова, СПР;

Светлана Светова, СПК

Анастасия  Старовойтова-Инце, МБП;

Ирина Убоженко, ВШЭ;

Алексей  Шестериков, АПК

 

 

Вопросы к обсуждению:

 

  • разнообразие производственного ландшафта и профессиональных интересов отрасли;
  • рост количества профессиональных объединений по интересам и географии;
  • общие болевые точки/возможные точки сближения;
  • нужна ли общая отраслевая структура или возможно сотрудничество существующих организаций;
  • работа над профстандартом переводчика как попытка сближения интересов: вынесенные уроки;
  • возможные варианты сотрудничества.

 

 

ТЕЗИСЫ ВЫСТУПЛЕНИЙ

 

А. Шестериков

 

  1. Создание Ассоциации переводческих компаний – еще один шаг на пути к развитию цивилизованного рынка услуг.
  2. Среди задач АПК: представительство российских переводческих компаний в РФ и за рубежом, создание юридической основы для формирования условий взаимодействия участников переводческого рынка РФ, защита от недобросовестных поставщиков и клиентов.
  3. Появления профессиональных организаций на переводческом рынке РФ и увеличение их числа – хороший знак, указывающий на то, что конкуренция уходит  на 2-й план, а на 1-й план выходит сотрудничество.
  4. Хорошо, что представительство всех сегментов рынка оформлено на юридической основе.
  5. Однако отрасль еще не созрела для взаимодействия на уровне всей отрасли (нишевые боли, сложный ландшафт), поэтому так необходимо взаимодействовать на конференциях, мероприятиях, в рабочих группах.
  6. Поскольку прослеживается явная тенденция к объединению усилий, то государство обязательно увидит отрасль.

 

Н. Дупленский

 

  1. Подробный разбор характера существующих отношений между переводчиками и переводческими компаниями был сделан в моем докладе на КС в позапрошлом году на ТФР в Екатеринбурге; я приглашаю слушателей прочитать весь протокол – содержание его релевантно для нашей дискуссии и сегодня. Еще предлагаю освежить в памяти обсуждение на КС на ТФР в Сочи темы «Договорные аспекты отношений между переводчиком-фрилансером и заказчиком». Вот ссылки:
    1. http://www.russian-translators.ru/about/editorial/optimizatsia/
    2. http://www.russian-translators.ru/about/editorial/dogovornye/

 

  1. Чтобы сотрудничать, нужна необходимая степень доверия. Доверия между переводчиками, между переводческими  компаниями и между переводчиками и переводческими компаниями. Враз это не получается.
  2. Объединения переводчиков (СПР, НЛП) и переводческих компаний (МПК/АПК) (плюс Ассоциация преподавателей перевода и другие) должны постоянно вопрошать себя – зачем мы создали наши «колхозы»? Исторически цели наших объединений меняются – то, что надо было делать 25 лет назад, когда Л.О. Гуревич создал СПР, уже сделано и осталось в прошлом, мы прошли большой путь и сейчас стоят новые задачи. То же самое относится и к НЛП. Ассоциация переводческих компаний вообще рождалась на протяжении немалых лет в мучительных столкновениях амбиций, атмосфере взаимной подозрительности, алчности, но то, что она родилась, говорит о наличии реально существующей потребности в координации действий ПК. А то, что отвечает реальным интересам каких-то групп внутри общества, имеет шансы выжить и жить.
  3. Не следует расстраиваться от того, что не удается сразу достичь желаемого – это я о наших мартовских письмах в правительства разных уровней о помощи отрасли. Надо трезво оценивать существующие у каждой организации возможности, наличие критической массы пассионариев в этих организациях, продолжать изгонять многословие из нашей жизни и заниматься делами – средними, маленькими, любыми – это все камни ложатся в фундамент дальнейшего плодотворного объединения усилий.
  4. Один руководитель/владелец ПК звонил мне недавно и предложил конкретное дело, вокруг которого можно объединить еще раз (и далеко не в последний!) силы отрасли – и переводчиков, и специалистов из ПК – обновление «Методических рекомендаций по письменному переводу». В настоящее время существует уже 3-я редакция. В известной степени это – неписанный стандарт, и мой собеседник говорил, что он не раз в переговорах с заказчиками выкладывал на стол изданную в «Р-Валенте» типографским способом брошюру и ссылался на нее, как на отраслевой стандарт. Заказчики говорили: «Ну, раз это издано, тогда конечно…». В будущей, 4-й, редакции надо разобрать новые вопросы, которые реально беспокоят ПК, тогда они повернутся лицом к этой теме. Это будет выгодно всем.
  5. «Разнообразие производственного ландшафта и профессиональных интересов отрасли» – это нормально и не является препятствием для координации действий и сотрудничества. По-настоящему участников рынка разделяет только одно – одни продавцы своих услуг, а другие – их покупатели, продавцы (переводчики) разрознены и действуют поодиночке, покупатели (ПК) – являются капиталистами и экономически более сильной стороной. Однако непреодолимость этого экономического противоречия не лишает нас возможности договариваться – и в производственном плане, и на общественном поле – примеров таких договоренностей в жизни и нашей страны, и других стран полно. Жизнь заставляет.
  6. Рост количества объединений – очень отрадный факт!
  7. Общая отраслевая структура пока невозможна, не надо насиловать себя и других и тешить несбыточной на этом этапе мечтой. Многое, если не все, придет в свое время. Не тряси яблоню раньше времени – яблочко созреет и само упадет. Вспомните, как выглядело переводческое сообщество и переводческий рынок в начале 90-х, когда началось его бурное развитие, и где мы находимся сейчас. Дистанция огромного размера.
  8. Полагаю, что возможны варианты сотрудничества по конкретным делам, до глобальных дел еще нет условий.

 

 

О. Иванова

 

  1. Актанты, представляющие отрасль (переводческие бюро, их штатный персонал, переводчики-ИП и фрилансеры, штатные переводчики государственных учреждений и производственных предприятий различных форм собственности) – в целом, очень «зрелые» и конкурентоспособные, вполне дотягивают до мировых стандартов и даже в чем-то их превосходят.
  2. Объединение структурное и «назначение лидера» не должно быть целью и не является в условиях современного рынка, в условиях именно расширяющегося разнообразия «ландшафта» переводческой профессии мерилом зрелости (и это принципиально! В этом я ни с Алексеем, ни с Еленой не согласна).
  3. Общественные и профессиональные объединения, возникшие в отрасли за последние годы, как мне кажется (и это показали наши попытки контактировать во время пандемии), в принципе, готовы, по крайней мере, друг друга слушать (иногда даже слышать и понимать). Объективная возможность сотрудничества по узловым вопросам есть, и она признается многими. Мы реально сотрудничали с переводческими компаниями, организуя в период пандемии международные мероприятия. Они нам помогали оборудованием. И организаторы ТФР (как перманентной структуры, а не только ежегодного форума), и Лига, и представители ассоциации переводчиков жестового языка, и руководители некоторых переводческих компаний принимали участие в круглом столе, посвященном институализации судебного перевода. Мы все вместе участвовали во всяких анкетированиях. Таким образом, у нас уже есть конкретные примеры сотрудничества. Мы до сотрудничества «дозрели». Если кто-то не готов, это – личное дело. В целом отрасль готовность к сотрудничеству продемонстрировала. Другое дело, что его надо продолжать, развивать.

 

  1. Повторяю, что главная наша проблема состоит в том, что мы все вместе (и руководители компаний, т.е. работодатели, и переводчики разных форм занятости) себя отраслью (а точнее – самостоятельной профессией) считаем, а в глазах правительства, государственных и административных структур разных уровней – мы придаток к чему-то более важному (туризму, науке, технике, промышленному производству и др.). Почитайте, как сформулирована наша отрасль в ОКВЭД. Вот поэтому-то нас во время пандемии и не услышали. Именно за отстаивание своего самостоятельного статуса нам надо сейчас всем вместе, прежде всего, выступать, его продвигать, добиваться, как теперь модно говорить, его оптимизации и, может быть, пересмотра.
  2. В резолюции (как я понимаю, материал готовится для неё, и я очень поддерживаю идею о том, что ТФР – это площадка, где мы теперь говорим не только о переводческих компаниях, но обо всех, кто причастен к переводческой профессии) надо обязательно указать необходимость продвижения информации о переводческой отрасли, ее современной структуре, направлениях. Мы должны чаще встречаться с представителями правительства, Государственной Думы, если болеем за отрасль в целом. Рассуждения в этой связи о «рабстве», налогах и прочем выглядят очень «мелкотравчато». Мы же про всех должны говорить, мы отрасль должны отстоять, а она представлена не только компаниями. МИД и ООН в наших контактах с правительством абсолютно не при чем.
  3. Согласна, что взаимодействие реальное необходимо и должно сложиться не только по основному пункту (признание отрасли), но и в процессе реализации важных для всех проектов. «Методические указания по письменному переводу» – это хорошо, но у нас письменный перевод существует в разных предметных областях и в каждой могут быть свои методические указания. В отношении профстандарта я сторонник максимального обобщения, потому что технологии меняются, а суть профессии остается. Мы не предполагаем менять профстандарт каждые три года. Что касается указаний и рекомендаций, то я за то, чтобы мы все вместе пришли к отраслевым стандартам и отраслевой аттестации переводчиков (не в смысле переводческой отрасли, а в смысле отраслей деятельности – судебные переводчики, медицинские, нефтегаз и прочее). И делать это надо совместно с представителями конкретной отрасли, с ведомствами, которые ее курируют. Тогда, кстати, могут быть решены и вопросы взаимодействия с госструктурами и правительством. Мы им предлагаем направления совершенствования их деятельности.
  4. Я еще, кстати, говорила о возможности создания разного рода электронных всероссийских реестров переводчиков. Мы могли бы делать это совместными усилиями, на фоне решения вопросов об аттестации. У меня уже есть, кстати, предварительная договоренность о начале сотрудничества по этим вопросам (отраслевая аттестация и создание реестров) с Межправительственным центром научно-технической информации.
  5. Положение в отрасли, конечно, научно отрефлексировать надо. Но пусть этим занимаются переводоведы, а не переводчики. Это замечательно, на уровне мировых стандартов делает Д.Н. Шлепнёв из НГЛУ. У каждого своя стезя и свои задачи. Когда я работала только переводчиком (17 лет в госструктуре, редкоязычник-многостаночник; и устный, и письменный перевод, иногда по 20 часов в день), что-то не припомню, чтобы у меня было время на интеллектуальный досуг и научную рефлексию, даже про свою профессию).

 

  1.  Подводя итог – все разумные и перспективно мыслящие люди в нашей отрасли настроены на конструктивное взаимодействие. Я в этом не сомневаюсь, поскольку знаю реальные примеры такого сотрудничества, однако, отнюдь не с целью объединения в единое целое, а ради достижения общих важных целей.

 

 

И. Убоженко

 

  1. С 2016 года проект «Профессионального стандарта переводчика» проходит различного рода экспертизы.
  2. Поначалу мы столкнулись в проекте с отрицательной конкуренцией, неоднородностью интересов и запросов внутри отрасли, чрезмерной конвенциональностью (недоверием и нежеланием принимать новые подходы), что, безусловно, объединению мешало.
  3. Следует отметить цементирующий фактор объединения: необходимость отстаивать интересы профессии как в квазиофициальных органах, так и в профильных ФОИВах/Министерствах, с которыми приходилось и приходится вести долгую разъяснительную работу в силу их забюрократизованности и часто неконструктивной деятельности.
  4. 4 года назад все были очень разобщены, а проект ПС многих объединил (например, увидели друг друга вузы и компании, вузы и предприятия).
  5. Проект показал, как могут работать вместе явные лидеры, если их объединяет любовь к профессии, а так же общечеловеческие ценности (так наз. «дачи» и «грибы»).
  6. Следовательно, такие проекты могут играть объединяющую роль в отрасли!
  7. Новые интересные инициативы – новый повод для объединения в отрасли.
  8. Коллективная инновационная проектная деятельность как ничто другое уравнивает амбиции её участников в плане лидерства, т.к. в новых проектах все являются первопроходцами и никто не желает оставаться безучастным к судьбам любимой профессии.
  9. Следует отметить роль TFR в выявлении и поддержке подобных инициатив.
  10. АПК – это очень хорошо, это тот самый «работодатель», оценка и экспертиза которого так всем нужны и важны.
  11. Можно отметить недостаток ясного прогнозирования в отрасли (единственная инициатива – Форсайт).

 

 

К. Ельцов

 

  1. Если говорить о синхронных переводчиках, то их фрилансерская часть более-менее делится на «пиратов» и «авторитетных пиратов». В этой аналогии компания «Омника» – пример пиратского корабля, крупные госфорумы – пиратские экспедиции, чаты и группы в соцсетях – пиратские кабаки и трактиры, всё вместе – Тортуга в период расцвета.
  2. Для кооперации пиратам нужны тычки (угрозы, общий враг) или видимые преимущества (богатства, которые невозможно взять в одиночку). Пока ни таких угроз, ни таких возможностей не видно.
  3. На российском рынке, кто бы что ни говорил, для синхронистов сложились отличные условия работы: налоговый режим, условия взаимодействия с заказчиками, компетентность заказчиков, качество обратной связи.
  4. На данном этапе излишнее внимание государства синхронистам ни к чему. В частности, это может привести к изменению текущего налогового режима на менее приятный.
  5. Все, кто говорит о кооперации и к ней призывает (прежде всего, предлагая для этого дискуссионные площадки), пока концентрируются на событийной стороне дела и вопросах «внешнего представительства», в то время как гораздо более актуально было бы заняться рутинной работой по повышению качества сервиса и обеспечению большей репрезентативности дискуссий по этому единственно важному вопросу (в частности, корпоративные отделы переводов и государственные службы переводов в этих дискуссиях участвуют явно на вторых ролях).

 

Вывод 1: среди синхронистов не просматривается спроса на институциональную кооперацию.

Вывод 2: качество предложения пока не создает среди синхронистов «нового спроса» на такую кооперацию.

 

 

И. Алексеева

 

  1. Синергия – это естественный процесс? Да, если не ставить себе агрессивных целей и задач.
  2. Проблемы на рынке: демпинг, склоки, столичное высокомерие.
  3. А синергия: взаимопомощь, объединение в борьбе, сетевые контакты.
  4. Преподавателям перевода следовало бы умерить свой гонор, а вузам – призывать больше практиков для обучения студентов и для научной деятельности (публикации, консультации, совместные работы).
  5. Организации переводчиков: должны заниматься консолидацией отрасли, быть буфером конфликтов, отстаивать права, и ни в коем случае не претендовать на исключительные права, (например, на сертификацию переводчиков, как делало СПР в прошлые годы!), быть третейским судьей. НЛП – молодцы.
  6. Администраторы переводческого образования: от них многое зависит. Они должны содействовать синергии, а на деле часто тормозят. Выход – неустанная разъяснительная работа. Если же они за сотрудничество с практиками и бизнесом, то – они обязаны разъяснять все это вышестоящим.
  7. Необходимы определенные усилия для того, чтобы стать видимо полезными государству (но не идти в рабство). Задача профессиональных организаций – показать полезность.

 

 

А. Старовойтова-Инце

 

  1. Переводческая отрасль характерна наличием большого количества небольших предприятий. Напомню, что микропредприятия – численность персонала до 15 человек, малые предприятия – до 100, средние – до 250 штатных сотрудников. То есть, в нашей отрасли не идет речь, как правило, про крупный бизнес.
  2. Но и даже в этом интервале от 15 до 250 человек у компаний слишком разные интересы. С одной стороны, я считаю, что наличие нескольких площадок для представления интересов разных групп переводческой отрасли – в том числе секции «Малые бюро», – это очень хорошо, с другой стороны, для интересов отрасли в целом, повышения ее прозрачности и значимости в глазах, в первую очередь, заказчика, интересно сотрудничество и наличие единого центра, который мог бы представлять интересы разных групп в отрасли. 
  3. Значение небольших компаний в отрасли не стоит преуменьшать или делать вид, что они не играют роли на рынке. В прошлом году, как некое утешение прозвучало от одного уважаемого коллеги, что, мол, не расстраивайтесь, малые бюро, мы тоже когда-то клеили объявления на заборах в поисках клиентов. Тут я должна пояснить, что малое бюро давно не клеит объявления, у нас есть и срм-системы, и базы памяти, и прописанные бизнес-процессы, и, самое главное, своя ниша, и своя клиентура. Например, клиент «Право и слово», моей компании, не пойдет в другую компанию, потому что у нас есть те компетенции и огромный опыт в определенном сегменте, которых нет, я точно знаю, ни у кого. Кроме того, мы до сих пор можем позволить себе пить кофе с клиентами, знать их в лицо, а клиент может запросто написать в воцап руководителю, если возникла проблема или он считает, что его вопрос требует более пристального внимания, чем может это себе позволить проектный менеджер.
  4. Тут могу привести хорошую аналогию с банками. Возьмем лидера рынка. Как быстро и эффективно можно решить вопрос, если вы хотите нестандартное решение, особый подход, иные, чем их прописанные, типовые условия. Если что-то не срабатывает, сколько вы будете висеть на линии кол-центра? Когда вы сможете достичь человека, уполномоченного на принятие решений? 
  5. Я сопровождаю сделки с недвижимостью и знаю, о чем говорю. В этом смысле небольшие переводческие компании как небольшие негосударственные банки - настроены на общение с клиентом и могут себе позволить учитывать интересы клиентов, согласовать нестандартные условия, в конце концов, быть более гибкими в формировании цены. 
  6. Поэтому хотела бы подчеркнуть, что малые бюро также имеют сильные позиции на рынке, зачастую являются лидерами в своей нише, в своем сегменте, умеют работать, в том числе, с большими проектами, а небольшие размеры дают возможность быть более гибкими и более близкими со своим клиентом. 
  7. В заключение скажу, что очень хотелось бы развивать направление малых бюро, привлекать коллег, потому что, я уверена, это очень перспективно. К примеру, обмен опытом (чтобы не наступать на те же грабли), использовать успешный опыт коллег, а не мучиться изучением рынка, создание баз, которыми бы могли пользоваться все небольшие компании. Ведь до сих пор нет признанных, проверенных специалистов в той или иной востребованной сфере (продвижение, консалтинг и т.п.), организация мероприятий в формате, к примеру, бизнес-завтраков для малых бюро и так далее.
  8. Поэтому всегда ждем инициативных и неравнодушных к отрасли людей для развития идеи малых бюро переводов. И также хочу сказать, что консолидация отрасли – отличная идея, которая говорит о том, что отрасль развивается и находится уже на достаточно зрелом уровне развития.

 

Е. Кислова

 

  1. Сегментация отрасли – это закономерный процесс.
  2. Существуют и общие интересы отрасли, которые кто-то должен исследовать и отстаивать.
  3. Ранее был только СПР, а сейчас появилось много новых специализированных организаций. Как они могут взаимодействовать, какая из них может представлять общие интересы?
  4. ТФР – это попытка генерализации отрасли, миссией форума всегда было создание общей площадки для объединения отрасли, а не чьих-либо особенных интересов.
  5. Поддерживаю предложение о следующей встрече КС на платформе ТФР в конце сентября.

 

 




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat