Выгодно ли быть постредактором

От редакции: в этой третьей статье "ЭГО Транслейтинг" с позиции переводческой компании рассматривается вопрос о выгодности для переводчика работать в жанре редактирования машинного перевода (или, наоборот, об отсутствии финансовой привлекательности). Тема МП будет и в дальнейшем оставаться в центре внимания НЛП, и на нашем сайте будут публиковаться новые материалы. В частности. сейчас мы собираем мнения самих переводчиков, уже попробовавших себя в этой роли, о том, насколько стоящим занятием это оказалось. Поскольку обснованно ожидать разброса мнений, мы делаем стандартный disclaimer, заявляя, что мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

 

***

 

Давайте попытаемся разобраться в особенностях постредактирования, выяснить, что может помочь переводчикам преодолеть скепсис в отношении этого вида деятельности, а также понять, насколько он может быть прибылен для них.

 

Нельзя не видеть, что российский рынок письменных переводов претерпевает масштабные изменения, вызываемые бурным развитием технологий. Постоянно появляются новые сервисы и услуги.

 

Одна из таких услуг – комбинация машинного перевода и постредактирования (т. е., редактирования машинного перевода), рассматриваемая многими как способ обеспечить необходимую скорость работы без заметной потери качества перевода. Поставщики такой услуги осознают ограниченность сферы ее применения, но считают, что возможно сохранить качество на уровне традиционного перевода в ряде тематических областей при наличии определенных условий. Выгода для переводческой компании или клиента вполне понятна, а вот вопрос о том, несет ли такая комбинация выгоду или проигрыш для переводчика, выбирающего путь постредактора, остается непроясненным.

 

Профессия переводчика имеет относительно узкую направленность, и нечасто выпадает шанс разнообразить свои умения. В принципе, приобретение новых профессиональных навыков предоставляет бóльшие возможности для получения заказов и, соответственно, доходов, но навык навыку рознь – вопрос в том, обернуться ли в дальнейшем затраты времени и усилий на обучение звонкой монетой?

 

Позвольте предложить наше видение этой ситуации и наши ответы на подобные вопросы.

 

Мы полагаем, что есть такие переводчики, которые обоснованно видят пользу в таком перепрофилировании и, как оказывается, некотором облегчении труда. Редактировать имеющийся текст зачастую проще, чем писать его с нуля, и для многих это – несомненный плюс. Но если и это – недостаточно сильный мотиватор, тогда мощным аргументом может выступить повышенный доход.

 

Помимо качества, основная проблема предвзятого отношения к машинному переводу и постредактированию заключается в том, что нет общего понимания принципа монетизации данной услуги, по крайней мере, в России. Существующие компании делятся на 4 типа: тех, у которых этой услуги нет, тех, кто только начал ее внедрять и не знает правильных подходов и расценок, и тех, кто уже все для себя определил – с высокими и умеренными ценами (еще две группы, таким образом), но принцип формирования ими своих тарифов непрозрачен и поэтому вызывает вопросы.

 

Иными словами, ценообразование в области машинного перевода и постредактирования сегодня является большой проблемой индустрии переводов из-за отсутствия единых стандартов. Это, конечно, объяснимо, поскольку ПК по-разному позиционируют эту услугу и проводят разную политику в этой области, ведь и в отношении обычного перевода цены у ПК также сильно разнятся.

 

Вопрос ценообразования у переводческих компаний связан с имеющимися доступными технологиями и произведенными инвестициями. Часто организации вынуждены компенсировать серьезные суммы, затраченные на закупку и внедрение необходимых технологий. Отдельно стоит отметить исторически сложившиеся сильно заниженные клиентские ожидания по поводу затрат на переводы.

 

А вот выгода для постредактора относительно понятна. Во-первых, знание проблем, с которыми сталкиваются компании при формировании цены, помогает понять причину разницы в стоимости работы. Во-вторых, цена может соотноситься с качеством машинного перевода и сложностью последующего редактирования. За счет этого на выходе будет получаться разный объем, который возможно выполнять за единицу времени. Но даже с учетом такой разницы есть некоторые общие параметры.

 

Тарифная ставка на постредактирование ниже вознаграждения за традиционный перевод, но и работать, как мы считаем, над текстом нужно меньше. Исполнитель остается в плюсе за счет увеличения объемов, а если сравнить средний дневной доход за традиционный перевод и постредактирование, то окажется, что последнее более выгодно.

 

Ставка вознаграждения для исполнителя прямо зависит от качества машинного перевода: чем качественнее МП, тем меньше правок надо вносить и ниже должна быть стоимость работы. Однако это не значит, что можно занизить расценки и остаться в плюсе только за счет выработки. Ниже некой планки тариф не может упасть, так как компании осознают необходимость получения выгоды исполнителем, а повышение объемов выработки имеет физические пределы.

 

У кого-то могут возникнуть сомнения по поводу сопоставимости усилий, прикладываемых для работы над обычным и машинным переводом. Но мы полагаем, что время и когнитивные усилия в единицу времени при разных объемах выработки приблизительно равны. Конечно, многое зависит от качества машинного перевода и навыков самого постредактора, хотя средние показатели примерно одинаковы.

 

Если рассматривать подходы к монетизации такой работы для постредактора, то они не являются новаторскими. Оценивается объем текста (количество слов) или общий объем отредактированных страниц в единицу времени.

 

Способ определения цены зависит от политики переводческой компании. Разброс относительно большой, и подходы к ценообразованию сильно разнятся. При беглом исследовании выяснилось, что на российском рынке среди ведущих ПК ценовой диапазон в паре английский-русский – от 100 до 800 рублей за 1 страницу машинного перевода. Сюда включены различные степени постредактирования, зачастую по-разному определяемые самими ПК. Конечно, цена 100 рублей за страницу явно не предполагает постредактирование в принципе, а цена 800 рублей за страницу завышает ценность машинного перевода и нивелирует его выгоду для всех, кроме самой ПК.

 

Само собой, цены разнятся в разных языковых парах и при различных видах постредактирования. Многое зависит от доступности необходимых ресурсов, то есть, и самой системы машинного перевода, и подготовленных постредакторов.

 

Стоит понимать, что это продажная цена самой услуги, а не ее себестоимость. Для исполнителя расценки варьируются примерно в диапазоне от 600 до 800 рублей/час или 0,50-1,80 рублей/слово.

 

Однако разница в цене существует не только из-за способов расчета (почасовая ставка, ставка за слово или страницу), но и от того, какой системой машинного перевода пользуется компания: 1) сторонней универсальной или фирменной («стоковой» – на профессиональном жаргоне) (например, Google, Яндекс – системы, работающие с разными языками и тематиками, доступ к которым возможен после внесения абонентской платы), 2) сторонней, настроенной под определенную тематику и языковую пару на основе баз данных, но по-прежнему требующую абонентской платы за использование, или 3) своей настроенной системой, которая приобретается путем единовременной оплаты, настраивается «под себя» и не требует для использования дополнительных затрат.

 

Разные затраты на МП приводят к разной цене на услугу. Итоговые цифры формируются в соответствии с текущим спросом, по крайней мере, на российском рынке.

 

Для примера проведем огрубленный расчет, дающий, тем не менее, представление о возможной выгоде для постредактора при работе с новой технологией, в котором в качестве исходных принимаются ставки 0,70 рублей/слово за постредактирование и 0,90 рублей/слово за письменный перевод (данные усредненные по нескольким ПК):

  1. 0,70 * 250 = 175 рублей/стр. за постредактирование;
  2. 0,90 * 250 = 225 рублей/стр. за письменный перевод;
  3. 175 * 20 = 3 500 рублей/рабочий день, где 20 страниц – это средняя выработка постредактора в день в паре английский-русский;
  4. 225 * 10 = 2 250 рублей/рабочий день, где 10 страниц – это средняя выработка переводчика в день в паре английский-русский;
  5. 3 500 * 22 = 77 000 рублей за 22 рабочих дня в месяц – доход постредактора за месяц;
  6. 2 250 * 22 = 49 500 рублей за 22 рабочих дня в месяц – доход письменного переводчика за месяц.

 

Стоит учесть, что это среднерыночная оценка. На деле можно столкнуться и с другими цифрами в силу несформированности системы ценообразования на постредактирование.

 

Мы провели обследование рынка, и при рассмотрении вопроса формирования ставки вознаграждения для постредактора пришли к выводу, что существующие компании действуют разрознено: 4 из 10 компаний открыто не предлагают услугу по машинному переводу и постредактированию; еще 3 предлагают МП + ПР только тогда, когда все предыдущие варианты выполнения перевода не подходят клиенту (то есть оставляют это предложение на крайний случай); оставшиеся 3 предлагают такую услугу вполне открыто, но принцип формирования цены у всех разный, как и итоговая цена. Однако во всех случаях для исполнителя выгода остается единой – постредактор работает с готовым текстом и за ту же единицу времени получает больший доход.

 

Подводя итог, надо сказать, что право на свое видение применительно к тем или иным технологиям есть у каждого из нас, и какой вид работ выбирать для себя – каждый определяет сам. Мотивация у каждого своя, но упускать возможность приобретения навыков или знакомства с чем-то новым было бы ошибочным. По нашему мнению, работа постредактором машинного перевода выгодна для переводчика, выбирающего этот путь.




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat