Как можно сорвать важное мероприятие

Хочу поделиться с коллегами недавним опытом работы на Всемирном форуме по хлебопечению (Москва, 23 – 25 апреля 2007г.). Странное осталось чувство после перевода на этом интересном и важном мероприятии, чувство досады и неудовлетворенности от работы.

Обычно такие ситуации возникают, когда нет контакта и понимания с организаторами. Здесь же организаторы делали все от них зависящее, чтобы перевод на Форуме осуществлялся на должном уровне. Материалы были, во всяком случае, большая их часть, и предоставили их нам заранее. Вполне можно было и подготовиться, и найти дополнительную информацию по данной теме, что мы добросовестно и сделали. В первый день работы (в Доме приемов на ВДНХ, ныне ВВЦ) оборудование функционировало без сбоев. Инженеры по звуку внимательно следили за процессом. Отношение аудитории к переводчикам было очень доброжелательное. 

К сожалению, два последующих дня мы работали в Кремлевском дворце съездов.

Лично я впервые оказалась в ситуации, когда и переводчики, и организаторы столкнулись с «обстоятельствами непреодолимой силы». Этой «непреодолимой силой» стал Кремлевский дворец съездов! Предвидя возможные неожиданности, организаторы (Гильдия хлебопеков России) заранее пригласили технических работников, с которыми мы постоянно работаем, чтобы они проверили, а так ли все хорошо, как обещает администрация Дворца съездов? Сомнения были не напрасны – все оказалось очень даже плохо. (Опущу детали о сложностях получения пропусков для наших инженеров и проникновения их в Кремль). Оборудование огромного зала практически не работало. Можно ли себе представить, что место, 2000 которое предназначено для проведения подобных серьезных мероприятий, находится в столь плачевном техническом состоянии?!

К счастью, проверили оборудование заранее, и что-то удалось наладить. Но только что-то. За день до работы в Кремле узнаем, что наш перевод на русский (а работали четыре кабины: испанский, французский, немецкий, английский языки) будет озвучиваться диктором. В курсе синхронного перевода есть такое упражнение: повторение слово в слово на том же языке речи выступающего, желательно с минимальным отставанием. Вот это упражнение и провели в Кремле. С русского языка на иностранный шел обычный синхронный перевод, а при переводе на русский переводчик с ужасом (думаю, что это не только мои эмоции) слышал в наушниках эхо своей речи – повторение своего же перевода на всю русскоязычную аудиторию (примерно 1000 человек). Стоит ли говорить, что дикторский текст не всегда точно повторял наш (термины, названия химических соединений, имена воспроизводились с ошибками, а то и вовсе пропадали). При этом и дикторов-то винить было нельзя: многих слов они просто никогда не слышали! Мы-то готовились, глоссарии составляли, тезисы читали… А они – преподаватели сценической речи, никогда ранее этим не занимавшиеся – должны были воспроизводить речь с первого предъявления… Время от времени особенно хитрое словцо приходилось повторять. А вот выступающего при этом было едва слышно. В зал я не выходила, могу только догадываться, как это звучало. Да и проникнуть туда было невозможно. Система пропусков и безопасности работала на самом высоком уровне. Подключите, дорогие коллеги, ваше воображение и вы легко поймете, какие чувства испытали мы. Но из кабины-то не сбежишь!

Кстати, о кабинах: тесные и душные, расположены они где-то сбоку от сцены, поэтому из них не видны экраны, на которых выступающие демонстрировали свои презентации. Условий для отдыха никаких – нужно по длинному коридору выбираться в фойе. Оборудование в кабинах не позволяет переключать направление перевода и включать осевой язык. Это должен делать техник. А он сидел на другом этаже и постоянно опаздывал с переключением языков. Чтобы напомнить ему об этом, нужно было выйти из кабины и позвонить ему по телефону (!).

Теперь выводы: члены Лиги знают, что существует негласный «черный» список организаций, с которыми не рекомендуется работать. Причин перечислять не нужно, все и так, надеюсь, понятно. Наверное, стоит знать и те места, где лучше не переводить, слишком это большое напряжение для нервной системы и психики. И хотя нас и поблагодарили, и претензий к нашей работе не было, и все внешне закончилось благополучно, остался неприятный осадок. Было обидно и за организаторов. Они искренне старались, и нам пытались помочь, как могли, за что мы все им благодарны, но результат-то мог быть значительно лучше. Да и удовлетворения от работы не осталось. Какое уж тут удовлетворение, когда можно просто поплатиться своей переводческой репутацией!

Татьяна Рыбина, член Правления НЛП
tanya_rybina@rambler.ru

 




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat