Два заказчика – два подхода к делу

«Предупрежден – значит вооружен»

В мае РИА «Новости» проводило телемост «Москва – Берлин». От имени агентства в НЛП позвонила Мартина Видеман с предложением обеспечить синхронный перевод на этом ответственном мероприятии. После предварительного обсуждения существа заявки были проведены переговоры и согласованы условия работы, в т.ч. и сумма вознаграждения. Казалось бы, обязательства сторон четко определены и оставалось лишь выполнить их надлежащим образом. На практике же все оказалось по-иному…

За несколько минут до начала телемоста с Берлином выяснилось, что у организаторов мероприятия из РИА «Новости» есть все – кабина для синхронного перевода, монитор с большим экраном, энтузиазм и т.д. Вот только перевод из кабины по подключенному каналу не шел…

Наш коллега, в принципе, мог бы пожать плечами и удалиться, т.к. техника – не его дело, но чувство профессионального долга не позволило ему поступить так и бросить заказчика в трудной ситуации. Он согласился, выйдя из кабины, в которую голоса участников телемоста поступали через наушники, переводить, слушая участников через общий громкоговоритель, по которому звук подавался в зал. Такие условия работы не подходят синхронному переводчику категорически – возникают сильные фоновые шумы, собственный голос переводчика перекрывает оригинал и переводчику мало что слышно. Остановились на том, что нужно переводить последовательно. И здесь организаторы преподнесли еще один сюрприз: ведущий передачи, вместо того, чтобы управлять процессом и обеспечивать паузы для перевода, пустил все на самотек. В результате получились монологи минут на 25-30, которые потом нужно было переводить!

Благодаря большому опыту наш коллега даже в этой невероятной ситуации смог выполнить свои профессиональные обязанности в максимально возможной в таких условиях степени.

Однако сюрпризы со стороны организаторов и на этом, к сожалению, не закончились. После окончания телемоста М.Видеман заявила, что перевод мог бы быть и лучше (кто бы сомневался!) и, поскольку он оказался не синхронным, а последовательным, произвольно уменьшила согласованный ранее гонорар в полтора раза! Таким образом, виноватым и наказанным за просчеты горе-организаторов сделали переводчика, по сути дела спасшего мероприятие от провала.

И, наконец, завершающий «аккорд» – даже в одностороннем порядке уменьшенный гонорар не был выплачен полностью. За подписью Вадима Ферсовича, главного редактора редакции переводов РИА «Новости», наш коллега получил внутренний документ агентства, на основании которого ему был утвержден гонорар, еще меньший, чем даже урезанный!

Такой факт нарушения конкретными сотрудниками РИА «Новости» – известной и пользующейся авторитетом организации – существенных условий договора с переводчиком является вопиющим и свидетельствует об отсутствии у этих лиц понимания того, что «pacta sunt servanda».
Секция немецкого языка НЛП предостерегает всех коллег и предлагает им не раз подумать, прежде чем соглашаться на предложения, которые могут поступать от упомянутых лиц. Пусть от имени РИА «Новости» на контакт выходят люди, умеющие организовывать такие мероприятия надлежащим образом и соблюдать договоренности.

 

«И смех, и грех, или В каких условиях подчас приходится работать синхронным переводчикам»

С 10 по 13 июня 2005 г. в Норвегии (г.г. Хаугезунд и Осло) проходила встреча старших должностных лиц энергетических ведомств России и стран Северной Европы. Встреча состояла из серии мероприятий, посвященных отдельным направлениям возможного расширения сотрудничества в области энергетики и проводившихся каждый раз на новом месте. Ежедневно проводились по крайней мере два заседания, при этом вся совместная группа участников передвигалась из города в город и с места на место, а с ней, естественно, передвигались и переводчики, приглашенные для обеспечения синхронного перевода на этом важном мероприятии.

Такая высокая мобильность, заложенная в программе, поставила перед организаторами встречи (которые блестяще справились со всеми остальными вопросами) задачу предоставить портативную систему оборудования для синхронного перевода, поскольку только во время одной – главной и наиболее официальной – встречи была предусмотрена хорошо знакомая и привычная синхронистам аппаратура – с кабиной для переводчиков, микроприемниками для слушателей, достаточным количеством микрофонов для участников заседания, излучателями и т.д.

Многим синхронистам также знакома и иная аппаратура, представляющая собой серьезное отступление от нормы и используемая для «синхронного» перевода в стиле chouchoter – слушатели по-прежнему имеют микроприемники, но ни кабины, ни излучателей, ни микрофонов (весьма часто) нет, а синхронист имеет микропередатчик с микрофоном, который он держит в руке и в который он вынужден говорить вполголоса, чтобы а) не заглушать голос оратора и слышать последнего, так как в таком случае голос оратора поступает «по воздуху», и б) чтобы не мешать ходу заседания, поскольку переводчик уже не сидит в отдельной кабине, а находится в самой гуще событий, подчас в непосредственной близости от оратора, нередко обращающегося к публике без звукоусиления. Все это резко ухудшает условия работы синхронного переводчика и ставит его в заведомо невыгодное положение, не позволяя ему в полной мере выполнить свои профессиональные обязанности. В таких условиях переводчик просто может не услышать многого из того, что говорят выступающие или участники часто завязывающейся оживленной дискуссии.

Однако то, с чем нам, переводчикам Национальной лиги переводчиков, приглашенным поработать на этом мероприятии, пришлось столкнуться, отличалось такой новизной подхода, что об этом необходимо рассказать коллегам по переводческому цеху, чтобы они учли этот урок.

Итак, предлагалось следующее техническое решение: всем российским участникам, включая и переводчиков, выдаются мобильные телефоны с микрогарнитурами (т.н. “hands-free”), участники со стороны стран Северной Европы пользуются своими личными мобильными телефонами (потом оказалось, что не у всех они были, да и микрогарнитур с собой они, конечно, не захватили), после чего все набирают назначенный местным провайдером номер и входят в режим многосторонней конференц-связи и слушают перевод или участвуют в дискуссии.

Для тех читателей этого текста, которые не пользовались микрогарнитурой “hands-free”, поясняем, что имеющийся в ней микрофон обладает очень высокой чувствительностью и ненаправленным действием. Это нужно для того, чтобы он улавливал ваш голос, когда вы, например, идете по улице, разговариваете с вашим абонентом и при этом ведете себя естественно – то есть поворачиваете голову, говорите в сторону от микрофона и т.д. Если вам, с другой стороны, доводилось разговаривать с абонентами, пользующимися микрогарнитурой или беспроводными устройствами “Bluetooth”, то вы не могли не заметить, как много слышно постороннего шума и как приходится напрягаться, чтобы разобрать то, о чем говорит ваш собеседник.

Теперь представьте, что в конференц-связи участвуют 15-20 человек и у каждого работает микрофон, даже простое и случайное прикосновение к которому отдается заглушающим все скрежетом в ушах у всех ее участниках. А ведь кто-то в ходе доклада может и начать потихоньку (как им кажется) делиться своими впечатлениями об услышанном с соседом!

Таким образом, идея с самого начала была порочной.

Но это еще не все – это техническое решение не было опробовано до начала всей серии встреч и сложности выявились сразу и внезапно. Не было ясно, какие каналы должны работать для английского и для русского языков, нужно ли параллельно организовывать две конференц-связи, нужно ли переводчикам держать при себе два телефона, работающих одновременно в двух конференц-связях… При этом микрофон, в который шептал переводчик, прекрасно (демонстрируя настоящее шведское качество “Nokia”!) улавливал и голос оратора, что приводило к тому, что в ушах у наших слушателей была полная каша. Каша была и в ушах у переводчиков, поскольку в одно ухо голос оратора «по воздуху» поступал мгновенно, а во второе – через провайдера мобильной связи – с ощутимой задержкой.

Рассказываем о этом в деталях с одной целью – послать предостерегающий сигнал коллегам-переводчикам и побудить их ничего не оставлять на самотек, все проверять и обсуждать с заказчиками все организационные вопросы, даже если таковые и кажутся нам, профессионалам, тривиальными и само собой разумеющимися. Нет, не все заказчики, к сожалению, имеют адекватное представление о специфике труда синхронного переводчика и умеют обеспечивать нам надлежащие условия работы. Поэтому мы, заботясь о своих интересах, должны «просвещать» таких заказчиков, делясь своим практическим опытом.

К чести организаторов описываемого мероприятия, они быстро осознали допущенный промах и вместе с нами начали искать выход из создавшегося затруднительного положения. Повторяю: организаторы с норвежской стороны отлично подготовили и провели все встречи в целом и даже в этом вопросе им нельзя оказать в творческом подходе и в искреннем стремлении найти подходящее решение.

Итак, через меню мобильных телефонов были отключены микрофоны во всех микрогарнитурах, кроме тех, которые были у переводчиков, а мы, действуя методом проб и ошибок и постоянно контролируя друг друга, нашли такое положение ладоней рук, в которых прятался микрофон, при котором голос переводчика поступал слушателям с минимальными искажениями и шумами. Все эти ухищрения, конечно, не ликвидировали главное неудобство, которое мы испытывали –звуковой сигнал от оратора шел к нам «по воздуху», а не через наушники.

Так или иначе, организаторы положились на профессионализм приглашенных переводчиков, а мы, в свою очередь, поддерживая реноме членов НЛП, работали с надлежащей отдачей и не считаясь со временем, что заказчики, конечно же, не могли не заметить. Никаких проблем с оплатой нашего труда не возникло (как это произошло, к стыду для организаторов, в случае с В.Бородкиным), и все стороны расстались, удовлетворенные совместной работой и с выражением желания вновь поработать вместе.

М.Буров
Н.Дупленский

 




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat