РЕЦЕНЗИЯ НА НЕМЕЦКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ ДЕЛОВОЙ И БАНКОВСКОЙ ЛЕКСИКИ (СОСТ. Н.Д. ИВАЩЕНКО)

Немецко-русский словарь деловой и банковской лексики. Москва, «Русский язык Медиа», 2004, 640 стр.

Новых оригинальных немецко-русских и русско-немецких словарей выходит немного. Поэтому можно только приветствовать издание указанного словаря деловой лексики, компактно соединившего под одной обложкой и немецко-русскую и русско-немецкую часть.

В двух частях вместе словарь содержит около 30 000 слов и выражений, то есть в каждой по 15 тысяч. Маловато конечно для такой актуальной области. К словарю прилагается русско-немецкий «Список некоторых организаций, соглашений и документов» (около 180 единиц). Наряду с полными названиями здесь приводятся и сокращения. К сожалению, в словаре полностью отсутствуют отдельные списки немецких и русских сокращений. Видимо, сделать это не позволил небольшой общий объем словаря в 41 печатный лист. Мизерное количество сокращений включены в основной корпус словаря.

При общей добротности особым новаторством словарь не отличается. Он продолжает наработанные десятилетиями консервативные традиции «РЯ»: даже, если слово в 90 процентах случаев употребляется во множественном числе, в словник оно включается обязательно в единственном числе. Например: «vertragschlie ssende Seite - договаривающая сторона” (страница 221). Как будто кто-то заключает договор с сам с собой.

Как человек, владеющий по крайней мере письменным немецким языком на уровне, близком к носителям языка, я всегда недоумеваю, как могут пользоваться словарями люди, владеющие языком на уровне средней школы или даже института. Например, в рецензируемом словаре (стр. 390 и 391):

исполнение Erfuellung f, Durchfuehrung f, Erledigung f, Ausfuehrung f, Abwicklung f, Vollzug m, Leistung f, Ausuebung f

исследование Forschung f, Erforschung f, Untersuchung f, Probe f, Pruefung f, Analyse f

То есть свалены в кучу разные варианты переводы без каких-либо пояснений. Последующие примеры сочетаний мало что проясняют в оттенках значений указанных слов для человека, не владеющего языком свободно. Терминоведы по этому поводу считают, что второй и каждый последующий варианты перевода просто сбивают пользователя с толку. Я не разделяю их ригоризм и считаю, что словарь должен быть пушистым и давать несколько возможных вариантов. Но какой-то ориентир для более осмысленного выбора нужен. Слово „Probe“ (проба) в данном контексте вообще кажется случайным и лишним.

Несколько удивило отсутствие в банковском словаре термина «банкомат». Но на самом деле вопрос отбора словника один и самых сложных. В каждой сфере знаний сейчас накопилось такое количество лексики, что охватить все в словаре среднего объема просто невозможно.

В то же время нельзя не заметить, что некоторые гнезда очень неполны и отбор словосочетаний носит весьма случайный характер. Например (стр.381):

изделия Er z eugnisse pl

исходные ~ Vore rz eugnisse pl

главные ~ обработки или переработки Hauptveredelungser z eugni sse pl

~ вторичной переработки или обработки Neben veredelungser z eugni sse pl

Мне почему-то казалось, что куда более употребительно сочетание «изделия и услуги». А для самого слова «изделия» в немецком языке существует масса ходовых синонимов: Produk te npl , Fabrikate npl и т.д.

Или возьмем немецкую часть (стр. 289):

Zoelle pl там оженные пошлины

die ~ ad valorem адвалорные пошлины

И больше никаких других сочетаний.

Видимо, такие казусы и упущения неизбежны при ограниченном объеме словаря и стремлении объединить общеэкономическую лексику с банковско-финансовой.

Кроме того следует сделать скидку на сказанное в предисловии: «при составлении словаря автор стремился включить в него те слова и сочетания, которые… пока не зафиксированы в специальных словарях.»

Зато среди бизнес-лексики почему-то затесалось слово «наркотики» - „Drogen“. Причем в русской части помимо заглавного слова есть еще «крепкие, мягкие, незаконные и законные наркотики». В немецко-русской части слово „Drogen“ отсутствует начисто. Такая асимметричность не совсем понятна. Или наркомания стала уже чисто российским явлением и при переводе с немецкого больше не нужна?

Что касается отбора лексических единиц в рецензируемом словаре, то тематическая концентрация в одном издании большого числа слов и сочетаний одной узкой области вещь положительная.

При этом общий филологический уровень словаря достаточно высокий. Хотя несомненно есть отдельные неточности и слабые места. Как несомненно и то, что по «хорошей доброй традиции» значительная часть лексики без каких-либо изменений перекочевала из Большого немецко-русского словаря под ред. Ю.И.Куколева (Изд-во «Руссо», Москва, 2002).

По опыту знаю, что собственные лексикографические разработки вещь весьма нелегкая и трудоемкая. Нельзя ожидать от каждого словаря глубоких изысканий и уточнения всех значений по первоисточникам. В этом смысле рецензируемое издание, не являясь каким-либо «новым словом» или «прорывом» в немецкоязычной лексикографии, тем не менее может занять свое достойное место среди полезных словарных изданий, рассчитанных на среднего пользователя. Что же касается гурманов и корифеев банковского дела и банковских переводов, то там, где речь идет о тонкостях и «истине в последней инстанции», то их ожидания в ряде случаев могут оказаться разочарованными.

Словарь несомненно бы выиграл, если бы в нем было побольше «живого материала» и его с пристрастием просмотрел редактор, являющийся специалистом в области банковского дела и смежных областях. Надеемся, что названные упущения будут устранены в последующих изданиях.

Ю.Новиков,
автор электронного Немецкого-русского экологического словаря

 

05.09.2011



 
Глобальные Технологии
работает на NetCat