ОБОСНОВАННОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКАЗЧИКОМ ШТРАФНЫХ САНКЦИЙ ПО ДОГОВОРУ С ПЕРЕВОДЧИКОМ

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА. Некоторое время назад мне как юристу довелось вместе с коллегой-переводчиком анализировать недавний случай из его переводческой практики. Коллега попросил меня дать этому эпизоду профессиональную правовую оценку и сделать её достоянием других переводчиков, чтобы они четко понимали, с одной стороны, свои права, а с другой – возможности заказчика, и могли твердо отстаивать свои интересы.

 

Сам коллега имеет достаточные познания в области действующего законодательства, чтобы правильно разобраться в вопросе, который будет рассмотрен в этой публикации. Однако в данном случае он «расслабился», что привело к конфликтной ситуации.

 

Мне показалось интересным оформить разбор этого казуса в виде, близком к формату судебного решения, которое приглашаю прочитать до конца, чтобы уяснить суть конфликта и понять, в чём состояло «расслабление» переводчика и каким образом коллеге удалось «не прогнуться» перед весьма солидным заказчиком.

 

Итак, «судебное решение».

 

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

 

В результате переписки по электронной почте Заказчик предложил Переводчику обеспечить синхронный перевод на своём Мероприятии (оферта), а Переводчик согласился (акцепт). Стороны договорились о характере и объёме работы (программа, количество дней и часов) и размере оплаты. Иные условия (кроме компенсации командировочных расходов) сторонами не согласовывались. Мероприятие Заказчика включало рабочие заседания конференции, а вечером первого дня Переводчик был особо приглашен на торжественный ужин с просьбой помочь, при необходимости, иностранному гостю в общении с теми, кто окажется за столом (ужин не включался в первоначально оговоренный объем работы). Гость был поставлен в известность о функции переводчика. Во время ужина: 1) Переводчик помогал иностранному гостю в общении с теми российскими гостями, которые не владели английским языком, т.е., работал; 2) общался с гостем на английском языке, когда гость не разговаривал ни с кем иным, т.е., опять-таки работал; 3) некоторые представители Заказчика общались с гостем на английском языке, не нуждаясь при этом в помощи Переводчика; 4) в остальное время, т.е., когда это не мешало общению, Переводчик ужинал; 5) правила протокола Переводчиком были соблюдены: он покинул Мероприятие после ухода иностранного гостя.

 

ПОЗИЦИЯ ЗАКАЗЧИКА

 

Качеством перевода во время рабочих заседаний конференции Заказчик остался удовлетворён. То же касалось и качества перевода во время ужина. Однако Заказчик высказал жалобу по поводу другого аспекта поведения Переводчика. Заказчик назвал этот аспект «психологическим контактом Переводчика» с внутренним клиентом, вменив в вину Переводчику непонимание «потребностей внутреннего клиента». Это было выражено следующей формулировкой: «Вы были приглашены на данный ужин в качестве переводчика, а не участника – должны были переводить в первую очередь, ужинать – во вторую». На основании этой претензии Заказчик намеревался применить к переводчику штрафные санкции, уменьшив вознаграждение Переводчика на 50% от суммы вознаграждения за первый рабочий день (т.е., за его работу на двух сессиях конференции и на ужине). Тот факт, что между сторонами не был предусмотрен порядок применения санкций, не рассматривался Заказчиком как причина их не применять, и в ходе переписки Заказчик заявил буквально следующее: «И – еще один принцип профессии – отсутствие в наших договоренностях порядка применения штрафных санкций опять же никак не может служить причиной их не применять. Если есть вопросы по качеству оказанных услуг, санкции опять же неизбежны».

 

ПОЗИЦИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

 

Переводчик возражал против применения санкций, потребовав от Заказчика уплатить вознаграждение в полном объёме в силу того, что им не были нарушены никакие условия договора, а к качеству перевода во время рабочих заседаний и во время ужина претензий не было. Тот факт, что Переводчик ужинал, не препятствовал исполнению Переводчиком своих функций во время этой части Мероприятия.

 

Главный же аргумент Переводчика состоял в том, что между сторонами в договоре не был обусловлен порядок применения штрафных санкций, что не даёт правовой возможности их применения. Он ссылался на то, что согласно ГК РФ (статьи 330-333), применение штрафных санкций в гражданско-правовых договорах, к которым относятся заключаемые между переводчиками-фрилансерами и заказчиками договоры, является нормой, применяемой только по закону или по соглашению сторон, которое оформляется в письменной форме и в котором определяются основания для применения штрафа и его размеры.

 

Так, указывал Переводчик, строятся отношения между переводчиком-фрилансером и заказчиком. Если же переводчика и работодателя связывают трудовые отношения (то есть, переводчик является штатным сотрудником компании), то штрафы к сотруднику могут применяться администрацией по иным основаниям, предусмотренным в общем случае в Трудовом кодексе РФ (например, за грубое нарушение правил внутреннего распорядка учреждения, установленных его дирекцией, и т.д.).

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

1) Согласно п. 3 ст. 154 ГК РФ договор – это двусторонняя сделка. 2) В соответствии с п. 1 ст. 159 ГК РФ сделка может быть совершена устно, если для неё законом или соглашением сторон не установлена письменная форма. 3) Пунктом 2 ст. 434 ГК РФ предусмотрено, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами. 4) Согласно ст. 779 ГК РФ, по договору возмездного оказания услуг (в данном случае – услуг устного перевода) исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

 

ШТРАФНЫЕ САНКЦИИ

 

1) Согласно ст. 330 ГК РФ 1 в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения должник обязан уплатить кредитору неустойку. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма. 2) В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства (договора). Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. 3) Письменного соглашения о неустойке между переводчиком и заказчиком не было. 4) Неустойка – одна из мер гражданско-правовой ответственности (ГПО). Две другие меры ГПО - возмещение убытков и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами. Соглашения об иных мерах ГПО за нарушение договора, кроме неустойки, между сторонами не заключались. Фактически ни одной из сторон не были причинены убытки, ни одна из сторон не пользовалась чужими средствами.

 

ВЫВОДЫ

 

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

 

1. Поскольку между сторонами состоялась переписка по электронной почте, т.е., обмен документами, в рамках которого имели место оферта и акцепт, есть основание считать, что между ними был заключён договор в простой письменной форме путём обмена документами (а не путём составления одного документа).

 

2. Вследствие того, что условия договора не были оговорены подробно, стороны точно не согласовали, что подразумевается под неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора. Заказчик остался доволен качеством перевода как в рабочие дни, так и в ходе торжественного ужина. Следовательно, предъявление претензии по этому основанию следует считать необоснованным и незаконным, тем более такой претензии, которая сформулирована как отсутствие односторонне понимаемого «психологического контакта переводчика» с клиентом (см. выше, раздел «Позиция Заказчика»).

 

3. Письменное соглашение о неустойке (штрафе) не было заключено. Несоблюдение письменной формы такого соглашения влечет его недействительность. Соглашения об иных мерах гражданско-правовой ответственности за нарушение договора, кроме неустойки, между сторонами не заключались, а фактов причинения убытков или пользования чужими средствами не было. Поэтому намерение Заказчика наложить на Переводчика штраф на основании указанной выше претензии следует признать необоснованным и незаконным.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В силу необоснованности и незаконности сформулированной выше претензии Заказчика к Переводчику, штрафные санкции применению к Переводчику не подлежат. Заказчик был удовлетворен качеством работы Переводчика, который исправно выполнил свои обязанности по договору. Заказчик обязан уплатить Переводчику оговоренное вознаграждение в полном объёме и в обусловленный срок.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Благодаря достаточным познаниям Переводчика в российском законодательстве фактически дело обошлось без судебных разбирательств, хотя не без спора, который состоялся между сторонами по переписке. В этом споре коллега сумел чётко обосновать свою точку зрения, и заказчик, столкнувшись с аргументированной позицией контрагента, выплатил в итоге Переводчику оговоренное вознаграждение, очевидно посчитав судебные тяжбы для себя бесперспективными.

 

В чём же выразилось вышеупомянутое «расслабление» Переводчика?

 

Ответ прост: 1) Переводчик не настоял на заключении Договора как одного документа, ибо такая форма всё-таки предпочтительнее обмена документами по переписке; 2) в заключенном письменном договоре (путём обмена документами) не были подробно оговорены права и обязанности сторон; 3) не было заключено письменное соглашение о неустойке.

 

В результате заключенный путем обмена письмами письменный договор оказался настолько куцым, что оставлял большое количество лазеек для субъективного толкования практических ситуаций, одной из которых и пытался – в данном случае безуспешно – воспользоваться Заказчик.

 

***

От редакции:

Когда мы слышим слово «штраф» в контексте отношений «переводчик-заказчик», то в первую очередь на ум приходит ситуация, когда переводчик сделал что-то явно не так – плохо перевел (бесспорно плохо), опоздал на мероприятие, сорвал сроки сдачи письменного перевода, что привело к серьезным последствиям и т.д. Однако не следует полагать, что «штраф» – это дорога с односторонним движением.  Заказчик тоже может не выполнить то, что от него ожидается по договору, и за такие нарушения на него может быть наложен штраф. Самый простой и понятный случай – несоблюдение заказчиком сроков производства выплаты причитающегося переводчику вознаграждения, за что может (и это предусмотрено действующим законодательством) начисляться пеня (штраф) по оговоренной между сторонами ставке (процент от невыплаченной суммы). Стороны могут в договоре условиться и об иных основаниях применения штрафов к заказчику (как, конечно, и к переводчику – помимо упомянутых примеров) – скажем, по договору заказчик обязуется заблаговременно представить переводчику материалы для подготовки к устному переводу. Можно и нужно, наверно, оговорить в соответствующей статье договора, что стороны понимают под выражением «заблаговременно», и установить размер штрафа, налагаемого на заказчика за несоблюдение этого положения. Для устных переводчиков получение материалов имеет очень большое значение для качественного выполнения ими своих договорных обязательств, поэтому включение в договор дисциплинирующих заказчика положений будет правомерным и, главное, будет отвечать интересам обеих сторон – ведь от того, насколько хорошо устный переводчик подготовится к мероприятию, зависит и успех  самого мероприятия, в чем заказчик, конечно, должен быть самым непосредственным образом заинтересован.

Заказчики! Изучайте Гражданский кодекс РФ, чтобы не попадать в неловкие ситуации из-за правовой неграмотности!

Переводчики! Изучайте Гражданский кодекс РФ, чтобы быть в состоянии защищать и отстаивать свои законные права!




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat