ЯЗЫК, ПЕРЕВОД И МАГИЧЕСКОЕ ЧИСЛО 7

В 1956 году американский психолог Джордж Миллер написал статью «Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые пределы нашей способности обрабатывать информацию» (The magical number seven, plus or minus two: some limits on our capacity for processing information).

 

В этой статье изложена концепция автора о том, что кратковременная память человека может вмещать одновременно не более 7±2 отдельных одномерных объектов. С практической точки зрения теория Миллера дала толчок, в частности, развитию и осознанному применению мнемотехники. Что значит эта теория для лингвистики, обучения иностранным языкам, перевода? Многое. Например, трудность запоминания отрезков текста, содержащих больше 7±2 элементов, побудит студентов при чтении мысленно разбивать длинные предложения на более короткие сегменты. Синхронному переводчику трудно воспринять более 7±2 слов практически одновременно, поэтому запаздывание переводчика от говорящего оптимально не должно превышать 7±2 слов. То же относится к последовательному переводу, в котором для преодоления ограничений используются различные приемы переводческой скорописи. До сих пор в синхронном и последовательном переводе вырабатываются различные мнемотехнические приемы, учитывающие магическое число 7±2: пропуск несущественных элементов, организация блоков, закрепление запоминаемых объектов за уже известным, перекодирование, ассоциирование и т.п.

 

В своей статье Дж. Миллер ссылался на различные семёрки: 7 чудес света, 7 морей, 7 смертных грехов, 7 дочерей Атланта, 7 кругов ада, 7 основных цветов, 7 тонов музыкальной шкалы, 7 дней недели. Все эти образы интернациональны и отражаются во фразеологизмах большинства развитых языков мира. Именно поэтому особый интерес представляют фразеологические единицы, основанные на национальных, самобытных образах семерок. Любопытно в этом смысле сопоставление русского и английского языков.

Русский язык

Английский язык

Семь вёрст до небес и всё лесом

Семеро одного не ждут

Семь бед - один ответ

Семь пятниц на неделе

Семь раз отмерь, один раз отрежь

У семи нянек дитя без глаза

Одна попробовала да семерых родила

Семерых одним ударом

За семью печатями

Один с сошкой, а семеро с ложкой

Седьмая вода на киселе

Семи смертям - не бывать, а одной не миновать

Семь потов сошло

Семь пядей во лбу

До седьмого колена

Семь футов под килем

Семеро по лавкам

За семь верст киселя хлебать

At sixes and sevens

Seven year itch

Keep a thing seven years and you'll find a use for it

A seven-day wonder

Seven-seven-three-aitch

 

Как видно из перечней, в русском языке значительно больше фразеологизмов с самобытными образами семёрок. Причем, в то время как в английском нам не удалось найти других подобных примеров, для русского языка приведенный список далеко не исчерпывающий. Есть ещё несколько десятков устойчивых выражений, которые лишь чуть менее «на слуху»: всемером пойдём – далеко уйдём, для бешеной собаки и семь вёрст не крюк, лук – от семи недуг и т.п. Чем объяснить такое повышенное внимание русского народного самосознания и русского языка к семёрке?

 

В любом случае, как нам кажется, вряд ли приведенные международные и национальные образы семёрки, закрепленные в народной памяти и языках, можно назвать «злым пифагорейским совпадением». Скорее эти меткие, повторенные миллионы раз наблюдения сродни законам природы, практические последствия которых, в том числе для перевода, ещё только предстоит раскрыть. Возможно, ждать осталось недолго…

 

 

Примечание редакции: возможно, в недалеком будущем станет ясным и происхождение столь знакомого и любимого народом сочетания «777»?




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat