СМИ о работе терминологического комитета

Франшиза довела до словаря
Будет ли российский финансовый рынок говорить на родном языке?

Елена Новосёлова, Российская газета, 21 мая 2008 г.

«Молодые трейдеры мечтают увидеть себя в Лондоне на сейлз-деске негошиирующими пипсы по эквитиз или бондам». Русский человек с финансовым образованием спокойно переварит этот профжаргон в точный смысл. Но большинство россиян вряд ли сообразит, о чём речь.

Между тем множество специфических терминов, которыми пестрят полосы газет и журналов, не имеют русского эквивалента. С отсутствием нужных русских слов сталкиваются законодатели: законы полны финансовыми терминами иностранного происхождения. Страдают переводчики, которым приходится засорять свой русский неоправданным количеством английских слов, адаптируя их только русскими суффиксами и окончаниями. А может быть, финансисты попросту не хотят, чтобы мы понимали, что происходит на российском финансовом рынке?

Лига переводчиков в содружестве с филологами, практиками-финансистами и юристами начала работу над составлением словаря современных финансовых терминов. Прошло первое заседание Терминологического комитета, на котором от собравшихся «досталось» таким перлам языкового «гламура», как «рекрутмент» и «провайдеры» услуг.

Придумывать русские замены для модных иностранных терминов – дело тонкое и психологическое. Новое слово, будь оно сто пятьдесят раз одобрено филологами и переводчиками, должно понравиться пользователю. А это прежде всего продвинутая финансовая молодёжь, которая не испытывает трудностей с английским языком. Поэтому аналог «мокроступов» не пройдёт. Не воспринимаются и слова с «подмоченной» исторической репутацией.

«Деловые люди, – высказывается по этому поводу президент Национальной лиги переводчиков Юрий Алексеев, – боятся быть заподозренными в любви к советскому. Когда одного из моих знакомых стали критиковать за полурусское название книги «Мастер делового администрирования», он с иронией парировал: «А вы бы предпочли, чтобы я её назвал «Рачительный хозяйственник»?

По той же причине довольно долго обсуждался приемлемый русский перевод слова «рекрутмент». Вроде бы чего проще: подбор кадров и всё. Однако последнее слово, по мнению лингвистов, отторгается по стойкой ассоциации со сталинским «кадры решают всё». Остановились на «подборе персонала», хотя называть, к примеру, сотрудников редакции или профессорско-преподавательский состав университета персоналом тоже не по-русски. А ведь есть агентства, которые ищут профессионалов именно в этой области.

«Наш вариант перевода – лишь «затравка» для профессионального сообщества, – говорит профессор МГУ Марина Сидорова. – Только после него слово попадёт в электронный словарь. Думаю. что критики будет много , но ведь и знаменитый Толковый словарь Ожегова сначала получил 20 отрицательных и только два положительных отклика.

«Я, конечно, пойму, что такое «бидить, оферить, матчить, клирить и сетлить», – вступает в обсуждение выпускница филфака МГУ и Финансовой академии, вице-президент Ситибанка в России Алие Григорьева. – Но несмотря на активное использование, эти слова по-прежнему будут оставаться лингвистическим мусором и им не должно быть места в русском литературном языке. Законодатели оставлены с проблемой отсутствия «нужных» слов один на один. Переводчики уже давно идут по пути наименьшего сопротивления, заполняя переведенный текст словами типа «волатильность», «флуктуация», «фасилитатор», «бук-раннер», до учебников эти новые финансовые понятия пока не дошли, а значит, ещё не стали частью академического знания. Если пророчества о том, что Москва станет третьим финансовым центром мира после Нью-Йорка и Лондона сбудутся, почему бы нам не говорить о таком рынке на родном языке?

 




 
Глобальные Технологии
работает на NetCat