<
>

 

Постредактирование, или Переводчик на распутье

К этой странице прикреплены файлы для скачивания:

oleg melentyev_3.docразмер файла: 69 КБ, скачан 99 раз

Постредактирование (редактирование машинного перевода) уже прочно вошло, по крайней мере, в наш лексикон и, по-видимому, становится стандартной услугой крупных бюро переводов (БП), причем как российских, так и зарубежных. В связи с этим у переводчика возникает закономерный вопрос, что это ему сулит и стоит ли этим заниматься.

Очевидный ответ – во-первых, это должно быть рентабельно (в том числе для переводчика). Это немаловажное, но, разумеется, не единственное требование. Что касается других требований («во-вторых», «в-третьих» и т.д.), то по этому поводу уже выразили и, вероятно, еще выразят свое мнение другие авторы на сайте Национальной лиги переводчиков, поэтому в настоящей статье я остановлюсь исключительно на ценовом аспекте.

Чтобы разговор был предметным, желательно оперировать конкретными цифрами. Для этого в качестве ориентира предлагаю воспользоваться данными ведущих зарубежных БП, которыми в вопросе предоставления услуг постредактирования накоплен богатый опыт. Надеюсь, такой подход позволит читателю не только адаптировать сделанные здесь выводы к российским реалиям, но и лучше ориентироваться в текущей ситуации и понимать нынешние и будущие тенденции развития отрасли в целом.

Сначала определимся с терминологией. Согласно европейскому стандарту EN 18587 существует два вида постредактирования: «полное» (full post-editing) и «легкое» (light post-editing). В обоих случаях это редактирование машинного перевода, но в различной степени: «легкое» – чтобы все было более или менее понятно; «полное» – чтобы на выходе был результат, как после обычного перевода профессиональным переводчиком. Иными словами, после «легкого» постредактирования еще могут быть заметны следы машинного перевода, а после «полного» – нет.

Поскольку на практике (в зарубежных БП) чаще всего используется полное постредактирование, то в дальнейшем будем его называть просто постредактированием.

Когда речь заходит о постредактировании, как правило, обсуждаются аспекты, связанные с качеством машинного перевода, и приводятся такие аргументы, как повышение производительности труда, сокращение сроков выполнения, снижение себестоимости и т.п., которые в свое время выдвигались при внедрении в переводческую практику таких средств автоматизации (CAT), как системы памяти переводов (Translation Memory, TM): Trados, Memsource и др. Поэтому, возможно, имеет смысл напомнить, как достигаются эти цели в случае применения таких программных средств.

Кроме того, система оплаты работы переводчиков при постредактировании очень напоминает систему оплаты при использовании средств TM.

ПРИМЕЧАНИЕ. Опять же, поскольку в настоящей статье рассмотрение ограничивается только ценовым аспектом, то вышеуказанные факторы будут обсуждаться лишь с точки зрения их влияния на рентабельность (доходы).

На практике это выглядит так: при применении систем ТМ себестоимость (для БП) снижается за счет использования матрицы пониженных ставок (оплата сегмента зависит от процента его соответствия уже переведенным сегментам, хранящимся в памяти переводов), а производительность труда повышается благодаря автоматической подстановке из памяти переводов ранее переведенных фраз, которые совпадают с переводимыми или которые достаточно похожи на них. Для абсолютно новых сегментов, соответствия которым в памяти переводов нет (No Match), всегда применялась полная, базовая ставка (автоматизированного) перевода.

Поскольку полная ставка автоматизированного перевода примерно соответствовала ставке ручного перевода (вручную, «по старинке»), то, если текст состоял исключительно из новых фраз, которые ранее не встречались в других файлах, и не содержал двух одинаковых фраз, то оплата труда переводчика была фактически той же, что и раньше (до внедрения средств TM).

С другой стороны, если текст содержал повторы или однотипные фразы, то стоимость заказа получалась ниже, но благодаря подстановкам из памяти переводов (одинаковых или похожих сегментов) скорость перевода заметно возрастала (в 1,5 – 3 раза).

В этом случае очевидная выгода для БП (опять же, с точки зрения цены и связанных с ней аспектов) – снижение себестоимости перевода и повышение производительности труда, а значит, сокращение сроков выполнения заказа. В результате у БП появляется возможность конкурировать, привлекая заказчиков меньшими расценками и более сжатыми сроками, что мы и наблюдали лет 15 назад и наблюдаем до сих пор.

Выгода для переводчика – повышение производительности труда. И как ему ею воспользоваться? И какое это имеет отношение к ценовому аспекту, в частности, к заработку переводчика? Во-первых, благодаря этому он получил заказ от БП, т.к. удовлетворил требованиям БП в отношении (более сжатых) сроков выполнения и (сниженных) расценок, т.е. что-то заработал. Во-вторых, он может приступить к выполнению следующего заказа. А если загрузка заказами слабая? Тогда получится, что переводчик перевел быстрее и дешевле, а в итоге за месяц заработал меньше.

Таким образом, с точки зрения переводчика повышение производительности труда благо лишь тогда, когда оно сопровождается постоянной загруженностью заказами.

Стоит также заметить, что возможность повышения производительности труда, среди прочего, в значительной степени зависит от качества перевода фраз, содержащихся в памяти переводов. Как правило, они переводились в разное время разными переводчиками, у которых стиль изложения или даже порядок слов в предложении может значительно отличаться, поэтому повышение производительности труда (скорости перевода) не всегда гарантировано.

Можно, конечно, задаться вопросом, поставленным в начале статьи, но в отношении средств TM: что это сулит переводчику и стоит ли этим заниматься? Однако за прошедшие годы, наверное, каждый, кто занимается письменными переводами, уже ответил для себя на этот вопрос и пользуется (или не пользуется) средствами TM, но повсеместное внедрение средств TM налицо.

НЕКОТОРЫЕ ЗАРУБЕЖНЫЕ РЕАЛИИ

Теперь вернемся к постредактированию и попробуем ответить на тот же вопрос.

В зарубежных БП переводчик, получая заказ на постредактирование, старается сразу оценить качество предоставленного машинного перевода. Если с его, субъективной точки зрения оно неудовлетворительное, то он сообщает об этом менеджеру проектов, и заказ не принимает. Если же принимает, то получает проект в формате ТМ с сегментами, предварительно переведенными машинным переводом, который предстоит отредактировать.

При этом, за исключением сегментов «No Match», применяются те же ставки и матрица скидок, что и для перевода с применением ТМ (именно поэтому в настоящей статье столь много внимания уделяется средствам TM). Сегменты «No Match» оплачиваются по 50% базовой ставке. Очевидно, что в этом случае, даже если текст состоит из абсолютно новых фраз, стоимость заказа будет вдвое дешевле, чем раньше.

Итак, какая выгода для БП и переводчика (с ценовой точки зрения)?

Выгода БП – снижение себестоимости (повышение рентабельности). Как минимум, вдвое (из-за оплаты сегментов «No Match» по 50% базовой ставке, а остальных даже с большей скидкой) по сравнению с переводом вручную и примерно вдвое по сравнению с переводом с использованием средств TM.

Что касается повышения производительности труда (сокращения сроков выполнения), то, как и в случае средств ТМ, среди прочего, она в значительной мере зависит от качества автоматически подставленных фраз.

Возможная выгода для переводчика та же, что и раньше – повышение производительности труда, сопровождающееся снижением расценок.

Вопрос: во сколько раз должна повыситься производительность труда, чтобы переводчику сохранить свои доходы на прежнем уровне (как при использовании средств автоматизации переводов)?

Очевидно, если оплата за сегменты «No Match» снизилась вдвое (см. выше), то и производительность труда следует увеличить вдвое. Возможно ли это? Разумеется, для кого-то это возможно. А в массовом порядке?

Смущает, что в упомянутых мною ведущих зарубежных бюро переводов нормативы на переводы без использования средств TM, с использованием средств TM и на постредактирование одинаковы (около 250 слов в час), а на обычное редактирование в 4–5 раз выше. Похоже, что на гарантированное повышение производительности труда (даже при постредактировании) никто всерьез не рассчитывает…

Кроме того, в этом случае месячный объем заказов тоже следует увеличить вдвое. Да, лет 10 – 15 назад это, наверное, было возможно (и в определенной мере способствовало широкому внедрению средств TM, т.к. было выгодно и БП, и переводчикам), но сейчас ситуация иная, и заказов уже не так много (в том числе у самих БП). В результате в течение нескольких последних лет в некоторых зарубежных БП наблюдается одностороннее увеличение размеров скидок вплоть до полного отсутствия оплаты сегментов с повторами и 100% совпадениями. Однако при этом соглашаются на повышение переводчиком расценок процентов на 10%.

О НАШИХ РЕАЛИЯХ

Мой рассказ о зарубежном опыте подошел к концу. Какие можно из него сделать «универсальные» выводы, применимые к нашим, российским реалиям?

Чего ждать переводчикам? Повсеместного внедрения услуг постредактирования.

Почему? Потому что в этом заинтересованы БП и их заказчики, в первую очередь, с ценовой точки зрения, особенно, если учесть, что, поскольку постредактирование полное, и конечный продукт не содержит никаких следов использования современных технологий (машинного перевода), то, как и в случае со средствами ТМ, заказчику необязательно знать, как выполнялся перевод и какая его себестоимость.

Иными словами, потому, что в перспективе переход на постредактирование гарантирует для БП снижение расценок и дополнительную ценовую конкурентоспособность.

А переводчику?

Если ограничиться обсуждением только ценового аспекта (который является предметом настоящей статьи), то ответ зависит от того, может ли сейчас БП увеличить загруженность данного переводчика, причем значительно. Если нет, то переход на постредактирование обернется для переводчика падением его доходов.

Если же говорить о переводчиках в целом, то ответ однозначен: в нынешней экономической ситуации (нехватки заказов, ухода зарубежных компаний с российского рынка и т.п.) БП не в состоянии (значительно) увеличить загруженность переводчиков. Следовательно, переход на постредактирование приведет к падению доходов переводчиков.

Соответственно, вопрос, как и прежде, сводится к тому, на что согласен переводчик.

Так, с большой вероятностью он снова окажется на распутье: соглашаться ли на дальнейшее снижение не только своих ставок, но и месячных доходов?

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

К сожалению, в нынешней ситуации с переходом на постредактирование я не вижу совпадения интересов БП и переводчиков. Наоборот, налицо конфликт интересов, причем интересов материальных.

Возможно, потенциальная заинтересованность переводчиков в оказании услуг постредактирования все-таки существует, особенно если учесть другие, нематериальные выгоды, которые может получить переводчик как постредактор. Надеюсь, на сайте Национальной лиги переводчиков вскоре появятся публикации других авторов на эту тему и восполнят этот пробел в изложенном мною видении ситуации.

В любом случае, надеюсь, эта публикация поможет начинающим переводчикам сориентироваться в ценовых аспектах, связанных с услугами постредактирования, и в конкретных ситуациях принимать взвешенные, информированные решения.




 
Создание сайта - Глобальные Технологии
работает на NetCat